Банев - Последняя спичка)

К списку
СообщениеАвторДата/Время
Последняя спичка)
Баневвс 15 мар 2009 23:51:37

    Подвал
    или последняя спичка.

    Ржавая пружина тоскливо взвыла, дверь приоткрылась и в образовавшуюся щель протиснулась невысокая толстая старуха. Зеленый головной платок неприятно контрастировал с ее багрово-красными отвисшими щеками. Колючие бледные глазки, казалось, ничего не выражали, но, встретившись с ней взглядом, хотелось почему-то перекрестится: до того она напоминала булгаковскую Аннушку, что присутствие поблизости нечистой силы как бы само собой подразумевалось.

    Огромный, неопрятный двор, который обозревала старуха, образовывали три четырехподъездных восьмиэтажных дома и неопределенного назначения учереждение, глядящее на мир высокой и слепой стеклянной стеной.

    Не смотря на утро, пустынный двор уже походил на пустыню Гоби. Только вместо саксаула и верблюжьей колючки его украшали чахлые пыльные кусты, песочница с мухомористым грибком, скрипучие качели, которые летели-летели, летели-летели – да так и брякнулись. Была еще ржавая карусель, которую прогрессивная молодежь и окрестные алкаши творчески украшали - одни жалким подобием граффити, другие - пустыми бутылками и изредка – кучами дерьма.

    Старуха отдышалась, перевела дух после приложенных в борьбе с дверной пружиной усилий, оперлась на клюшку и пошаркала к стоящей у подъезда скамейке. Кряхтя опустилась на нее, поерзала, поудобнее пристраивая зад, положила рядом клюку и пожевав губами, словно визуализируя мыслительный процесс, вынула из складок своих старушечьих одежд мобильный телефон.

    -Алле, - басом сказала она. – Это ЖЭК? Это пенсионерка Саблюкина. …Саблюкина, а не Заблюкина. …Ты мне не хами, ты мне в увнучки годишься. Хамка. …Я на тебя жаловаться буду, хамка ты эдакая!

    На другом конце бросили трубку. Пенсионерка Саблюкина, медленно тыкая пальцем, еще раз набрала знакомый номер.

    -Алле, - басом сказала она. – Это ЖЭК? Это пенсионерка Саблюкина. Ты чего трубку бросаешь? Я на тебя жаловаться буду. Почему водопроводчика не прислали? В подвале опять трубу прорвало, третий день воды нет. Чтоооо?! Хамка! Я на тебя жаловатся буду…


    Водопроводчик Иванов с утра страдал. У него горели трубы. Если ты водопроводчик, то с утра у тебя неизбежно горят трубы – издержки профессии.
    Поэтому, получив наряд на работу – проверить трубы в подвале дома №…, он взял железный ящик с инструментами и тихонько – чтобы не увидел мастер Страуме – добежал до ближайшего ларька, где разжился двумя бутылками пива. Не отходя от прилавка жадно осушил одну, выкурил сигарету и не спеша, солидной походкой занятого человека – как полагается настоящему водопроводчику и мастеру своего дела – отправился исполнять служебный долг.

    Солнце поднялось еще выше, заливая мир безжалостным светом.

    Сидевшая на скамейке пенсионерка Саблюкина сверлила неторопливо шествующего Иванова взглядом, соответствующим сверлу приличного диаметра. Иванов подошел, поставил ящик с инструментом на бетонный тротуар, достал из пачки сигарету и спросил:
    -А что, мамаша, у вас что ли, в подвале трубу прорвало?
    -Какая я тебе мамаша, - рявкнула пенсионерка Саблюкина. – Сынок нашелси. С утра разит как от пивной бочки. Вот я на тебя жаловаться буду, тунеядец. Алкаш. Бездельник. Наглая морда.
    Иванов опешил.
    -Ты че, бабка? Я ж по делу спрашиваю.
    -Я тебе щас дам бабку!- пенсионерка ухватила клюку и попыталась треснуть водопроводчика по физиономии. Он чудом успел увернуться. Однако конец палки выбил у него из руки еще не зажженную сигарету.
    -Охренела, ведьма старая! – заорал он, схватил инструменты и отскочил ко входу в подвал. Участковому пожалуюсь! Тебя в дурку пора запирать! На людей кидаешься!
    И неразборчиво матерясь, стал спускаться по лестнице в колыхающуюся тьму.

    -Кошелка старая, - ворчал Иванов. – Ебись оно все пополам…
    Ни одна лампочка в подвале не горела. Серенький свет, сочившийся из оставшегося где-то вверху дверного проема быстро сошел на нет. Иванов по инерции сделал вперед еще шага два, и тут же треснулся головой о какой-то вентиль.
    -Черт, - прошипел он и стал на ощупь искать в ящике с инструментами старый китайский фонарик. – Где же он…
    Он нажал кнопку и тусклый желтый луч осветил бетонные стены, щедро изукрашенные ржавыми потеками, гирляндами паутины и авангардистски-затейливыми пятнами плесени.
    Иванов погладил ушибленную макушку, поднял ящик с инструментами и потихоньку пошел вперед.
    Подвал напоминал затейливый лабиринт. Ответвления, пересечения, тупики, закоулки – в этой темноте было бы легко затеряться.
    Время от времени Иванов останавливался и прислушивался, пытаясь определить, где утечка; иногда ему казалось что он слышит журчание воды, но с какой стороны, определить, не мог. То это было спереди, то с сзади, то где-то за стеной… Матерясь шепотом, он проверял вентили, стыки и задвижки в поисках сочащейся воды, но ничего, кроме клочьев паутины, не мог нащупать.
    Вдруг он услышал, как кто-то легко пробежал у него за спиной.

    Он быстро обернулся и стал шарить лучом фонаря по стенам.
    -Тьфу, б.я, - сказал он. – Померещилось.
    Иванов встряхнуть фонарь и тот загорелся чуть ярче.
    -Сели, заразы, - подумал Иванов вслух и подняв фонарь рефлектором вверх, посмотрел на лампочку. Нить накаливания на глазах становилась оранжевой. Нужно было выбираться наверх, пока батарейки не сели окончательно – и идти в контору за новым фонарем или за новым электриком.

    Иванов развернулся в сторону выхода и неуклюже ударил о стену металлическим ящиком с инструментами о стену.

    Раздался резкий лязг и что-то мягкое и живое свалилось ему на шею.

    -Ёб….! -вскрикнул Иванов, замахал руками, в попытках освободится от острокоготного и лезвиезубого комка живой плоти, что свалился ему за шиворот - и тут же разбил фонарь о стену.
    Во тьме он схватил когтистый комок и едва успев отшвырнуть его от себя, почувствовал в ладони резкую боль.
    Рука мгновенно стала мокрой и липкой.
    -Е…ные крысы, - морщась от боли, он нашарил в кармане коробку спичек.

    Ладонь была прокушена у основания большого пальца. Крыса отхватила кусок кожи и мяса размером с ноготь мизинца, к тому же задела какой-то крупный сосуд и кровь лилась ручейком.
    Догоревшая спичка обожгла пальцы. Иванов кое-как обмотал руку куском нечистой ветоши, сжал ладонь, чтобы удержать повязку и стал на ощупь пробираться по коридору.

    -За-ва-ви-ся…! - что-то проскрипело откуда-то сбоку.
    -Что? – машинально спросил Иванов.
    -За-ва-ви-ся… бу-бу.. за-ва-ви-ся…

    Иванов всматривался в темноту до боли в глазах.
    -Кто здесь? – громко сказал он. – Эй!

    Звук голоса запутался в паутине. Кап – кап – кап, - слышалось непонятно откуда. Потом капель прекратилась и будто кто в ладошки захлопал – тихонько так, приглушенно и Иванов спинным мозгом почувствовал, что он не один здесь. Кто-то стоял рядом с ним в темноте, ходил, дышал, обдавая его зловонным дыханием – запахом протухшего скользкого мяса.
    - Эй! Ты кто! – крикнул в темноту Иванов. Отступив к невидимой стене, он чиркнул спичкой.
    Раздался мягкий топоток, как будто кто-то убегал прочь по тоннелю - краем глаза Иванов успел увидеть тонкий черный силуэт - полусогнутую, неясную человеческую фигуру: «Бомж, наверное» - подумал Иванов с облегчением. Спичка погасла.
    - Эй! Помоги выбраться, на пиво дам! - крикнул Иванов. – Не боись…
    Темнота ответила молчаньем.
    Иванов зажег еще одну спичку и сделал несколько шагов. Подвал делился на три коридора. Зажигая спичку за спичкой, он пошел в крайний и через пару минут уткнулся к тупик. По углам торчали трубы канализации и отопления, и Иванов стал соображать, где же он находится – однако с пространственным воображением у него с детства были нелады.
    Спичка погасла.
    - Б.я…- выругался водопроводчик. Спичек оставалось всего три штуки. Ощупью он возвратился к развилке и попробовал пройти центральным коридором. Неожиданно кто-то сказал прямо у него за спиной – громко и отчетливо:
    - За-ва-ися…
    Резко обернувшись, Иванов взмахнул рукой, пытаясь схватить невидимку – но лишь едва успел коснуться кончиками пальцев – что-то холодное и скользкое, маслянистое на ощупь шарахнулось в сторону, и когда Иванов, чертыхаясь, во мраке зажег спичку – рядом никого не было.
    Пока горела спичка, он успел пройти метров пятнадцать.
    Эй! – крикнул он когда спичка погасла. – Эй! Кто здесь!? Отзовись!
    Он проклинал свою работу, ЖЭК, левую руку, крысу, подлых бомжей, общественный транспорт и чью-то мать, делая в минуту не более пяти шагов… и вдруг наступил на что-то мягкое.
    Иванов зажег спичку – под ногами лежала смятая рабочая спецовка, сплошь покрытая заскорузлыми бурыми пятнами.
    Он осторожно приподнял ее и задохнулся от ужасного зловония. Под спецовкой лежала полусгнившая человеческая голова – оскаленные зубы, остатки волос, мутные глазные яблоки – Иванова тут же вывернуло наизнанку, он бросился назад, споткнулся, упал и несколько метров полз прочь от страшной находки, не в силах сдержать рвотные спазмы…
    Когда он остановился, совершенно потеряв ориентацию и хватаясь за стену, вытер рукавом рвоту с лица – ни одна мысль не посетила его голову. Он был не в силах думать о чем-либо вообще в этот миг, только машинально тряс спичечным коробком, в котором оставалась последняя спичка.
    Кто-то остановился перед ним, Иванов понял это, но не ощутил никаких эмоций.
    -За-ва-ви-ся… - произнес этот кто-то. – За-ва-ви-ся....
    Иванов тряхнул коробком, достал спичку и зажег ее. В круге света он увидел блеск в чьих-то глазах – огромные зрачки, красные прожилки сосудов вокруг них… Из темноты протянулась тонкая, казалась, лишенная суставов черная рука – и на длинных острых черных когтях, которыми эта рука заканчивалась, он увидел зелень своих кишок.

    ***

    -Да, жаловатся, жаловатся будем, жаловатся... - бормотала пенсионерка Саблюкина, запирая подвал ржавым ключом. - Кушай, кушай, заинька...
    Постояла минуту, постучала клюкой и сказала:
    - Не будут, сцуки, пенсионерок оскорблять.

    ***

    На следующий день, когда пенсионерка Саблюкина вышла прикупить хлебца в гастрономе, она с большим удовольствием прочла на доске объявлений - "Требуется водопроводчик".

ОктавианRe:Последняя спичка)пн 16 мар 2009 09:12:37
    Ааа, я этот рассказ недавно вспоминал =)
BromenRe:Последняя спичка)вт 17 мар 2009 00:47:46
    ради всего святого, Монтрезор!)
ИкновRe:Последняя спичка)вт 17 мар 2009 01:01:00
    Реально улыбнуло.))) Чем-то напомнило фильм "У холмов есть глаза"...
ОктавианRe:Последняя спичка)вт 17 мар 2009 09:33:53
Банев с работыRe:Последняя спичка)вт 17 мар 2009 13:30:23
    Октавиан)
    Могу похвастатся только тем, что пальма первенства моя)
    Это у меня был проект такой, "среда обитания". Страшилки про дома, подвалы, дачи, чердаки)
ОктавианRe:Последняя спичка)вт 17 мар 2009 13:42:25
    Банев, твоя, конечно. Просто любопытное совпадение.
    Хотя... помню я эти подвалы. Один раз залезешь - на всю жизнь запомнишь :)
ПаутинкаRe:Последняя спичка)чт 19 мар 2009 04:26:09
    Какая жесть! :)))
savrinoRe:Последняя спичка)сб 09 май 2009 18:47:31
    поразительно, что булгаковская Аннушка может у кого-то ассоциироваться с невысокой толстой старухой.
savrinoRe:Последняя спичка)сб 09 май 2009 18:58:57
    предлагаю вам, Банев, переслать сей шедевр Стивену Спилбергу, возможно, мастер взорвет Голливуд новым хорорром про "за-ва-ви-ся".
БаневRe:Последняя спичка)вс 10 май 2009 07:48:56
    savrino - булгаковская Аннушка у Булгакова не описана - это, скорее, архетип злобной и пакостной соседки по коммунальной квартире.

    что касается второго высказывания - Спилберг не такой уж мастер. Ремесленник скорее. Сантехник-водопроводчик. И Маргариты у него нет.

    Если не понятно, открытым текстом: этот текст - стеб. Над жанром и реалиями нонешнего дня.
Джет... должно бытьRe:Последняя спичка)вт 19 май 2009 08:03:45
    Банев, банев... такое у тебя все. Отрезвляющее.

А вы что думаете?
Имя
Пароль Войти
E-mail
Код
Тема
Текст

(Выделите текст)
К списку

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru