Sasame - Воспоминания

К списку
СообщениеАвторДата/Время
Воспоминания
Sasameпт 13 ноя 2009 20:23:13

    Огни ночной Венеции... Десятки сверкающих лампочек отражаются в мутной, холодной глади каналов. По ним медленно проплывают гондолы. Атмосфера старины, роскоши и пышности карнавала. Опасное время.
    В комнате темно и душно. Тишина стоит гробовая, и лишь изредка ее нарушают доносившиеся с улицы звуки. С третьего этажа палаццо Стерн можно отчетливо разглядеть все, что там творится. Однако сейчас это меньше всего волновало единственного человека, присутствующего в номере. Голова юноши бессильно опустилась на грудь, подбородок почти касался ее. С него стекала капелька пота, норовившая в любую секунду сорваться на пол. Руки уже порядком затекли: не каждый с легкостью сможет держать их навесу неопределенный отрезок времени. А его, к слову, прошло не мало. Измученный взгляд стеклянных серо-зеленых глаз уперся в одну точку. А ведь недавно они были такими живыми. Скотт походил на застывшую безжизненную статую, и только в голове вертелись в хаотичном порядке мысли, не позволяя забыться сном. Действие наркотика почти прошло. Вместе с этим к ребенку постепенно возвращалась чувствительность.
    "Он соблазнил меня. Я был не против. Детская непосредственность и неверие в то, что может случиться что-то страшное, способное перевернуть с ног на голову всю жизнь, сгубили меня. Интересно. Жалею ли об этом? Вопрос над которым стоит задуматься... Пришлось потратить много времени, раздумывая над ответом, благо его у меня предостаточно. До сих пор не возьму в толк, почему он не убил меня, хотя хотел и такая возможность у него безусловно была. Впрочем еще не вечер...
    - Малыш, приласкай себя, хочу видеть твое удовольствие. - Он сидит в кресле, закинув ногу на ногу, и курит. Глаза неотрывно следят за моими действиями, точнее за их отсутствием. Я тоже наблюдаю. Люблю смотреть ему в глаза. В них ничего нет, он сам говорил, однако мне это просто нравится.
    - Что будет, если я откажусь? - И все же я никак не ожидал, что он потребует от меня подобного. Прищурившись и наклонив голову на бок, я уселся поудобнее на мягкой белой простыне в ожидании ответа. Долго ждать не пришлось.
    - Я могу заставить тебя, избивать до тех пор, пока ты не начнешь ласкать себя, мой хороший. - В его голосе было столько мягкости. Она поразительным образом контрастировала со смыслом сказанного. - Но я не хочу пока. - Легкая ухмылка. Нет. Оскал. Тогда я увидел его впервые. Тогда я еще не воспринимал слова, сказанные им, всерьез. Напрасно.
    Он поднялся с кресла и подошел, наклонившись так близко, что я мог ощущать его дыхание, такое горячие, обжигающее. Создается впечатление, что я до сих пор чувствую его. Тогда я смог впервые хорошенько рассмотреть глаза, с таким холодом смотревшие в мои. Они словно говорили за своего хозяина "Я жду, Чего ты медлишь?" Но мое сознание ошибочно приняло приказ за игру, в которой не могло быть побежденных. Поэтому я лишь усмехнулся и отрицательно мотнул головой. В ту же минуту легкая пощечина приоткрыла мне глаза на истину. Я осмелился потребовать, чтобы такого больше не повторялось. Просьба была выполнена..."
    Скотти приподнял голову, вглядываясь в темноту, туда, где виднелась тусклая полоска света, ограниченная дверью. Ему показалось, будто кто-то стоял за ней. По истечению пяти минут надежда растворилась, и он снова углубился в раздумья.
    "Свист плети. В местах, где она ложилась дважды, я чувствовал настоящую агонию, извивался, вырываясь, кусая нижнюю губу, которая уже давно превратилась в кровавое месиво. Как банально. Я так и сказал ему, выражая сильное недовольство, сопротивляясь, стремясь хоть как-то заставить задуматься над тем, какие безумные, аморальные вещи творились в этом помещении. Надежда не покидала меня на протяжении всей моей жизни. Она и сейчас со мной. Ненавижу ее за это.
    - Зачем ты это делаешь? Неужели подобное доставляет столько удовольствия? - Каждое произнесенное мной слово чередовалось с вскриком. - Скажи, с тобой плохо обращались или тебя в детстве кто-то изнасиловал? Поверь, если это случится со мной тебе не ста... - И у таких людей, как он бывает кончается терпение. И это происходит особенно быстро. Удар в живот заставил захлебнуться кашлем. Теперь паника полностью овладела сознанием.
    - Как думаешь, что я делаю с остренькими язычками? - Ухмылка, казалось, впечаталась. Я попытался скопировать выражение его лица. Все попытки терпели неудачу. - Я их съедаю, - выдохнул он, словно приговор подписал. Отшвырнув орудие пытки в угол, он провел ладонью по спине, испещренной ссадинами и гематомами, задевая и раздирая ранки, размазывая по позвоночнику кровь. Ему явно нравилось ее присутствие на белоснежной коже, и чем больше, тем лучше. И все же, я считаю, что мне повезло. Все конечности на месте..."
    Оглушительные крики с улицы заставили вновь отвлечься от раздумий, плавно перетекающих в некое забытье. До безумия хотелось есть и пить. Годфрей уже забыл, когда в последний раз ел что-либо. Даже это стерлось из памяти...
    "Он опустил голову на край кровати. Туманным, задумчивым, несколько усталым взглядом осматривал меня, вероятно оценивая мое состояние. Улыбался чему-то. Мне сложно судить.
    - Тебе больно, Скотти? Ты плачешь? - Я знаю, что самым верным решением будет молча кивнуть, впрочем и это далось с трудом. Он опять улыбнулся, так тепло и невинно, как ребенок. - Да, я чувствую твою боль, но хочу напиться ею еще больше... - Приблизившись к моему лицу, он захватил в сладкий плен своих губ мои, требовательно и жадно высасывая красноватую жидкость. - Тебя надо любить, а я могу только причинять страдания, никак иначе. Я пойму, если ты возненавидишь меня. Но ты никуда не денешься. - Взгляд сверкнул злобным огоньком, - хочу убить тебя... Чтобы ты никому не достался. - Он замолчал и посмотрел на часы. Взгляд его серых холодных глаз тут же оживился. - Совсем забыл... Драгоценный мой, у меня встреча, никуда не уходи. - Если бы мне не было так горько, я бы засмеялся. Звук захлопнувшейся двери до сих пор эхом отдает в ушах... Кажется у меня жар..."
    Взгляд юноши задержался на журнальном столике. Полоса света хорошо освещала объектив фотоаппарата и лежавший под ним листок бумаги, на котором был изображен мужчина в маске "Доктора Чумы", встречающейся у каждого третьего туриста. Отвратительная черная полоса перечеркивала рисунок через самую середину...


А вы что думаете?
Имя
Пароль Войти
E-mail
Код
Тема
Текст

(Выделите текст)
К списку

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru