Satoru - Пророчество

К списку
СообщениеАвторДата/Время
Пророчество
Satoruвс 20 ноя 2005 14:33:59

    Теплая стена с обшарпанной штукатуркой орехового цвета, так приятно прикасаться к ней голой спиной и ладонями рук, под босыми ногами теплая пыль, сверху горячее солнце. Здесь тихо и спокойно, сюда не долетают звуки с улицы, дом внутри двора. Мне больше не больно, боль ушла вместе с тем ребенком, что приносили вчера. Слышу чьи-то шаги. «О нет, только не ко мне. Не спрашивай у меня ничего. Я не хочу отвечать на твой вопрос, не хочу заглядывать в ничто, не хочу метаться от боли». Он все же ко мне, остановился и опустился на колени.
    - Предрекающая, скажи - погибну ли я в этом бою?
    - Ты уверен, что тебе нужен ответ? – мой голос безразличен, но это только внешнее, внутри меня уже раскручивается клубок боли, я знаю ответ на свой вопрос, мне придется открыть глаза и заглянуть в его ничто, в то, что они зовут судьбою. Я не могу отказать, такова природа моего дара.
    - Да, я хочу знать, - его голос даже не дрогнул.
    Открываю глаза и заглядываю в его карие с густой примесью желтизны около зрачка, проваливаюсь в их глубину, кольцо за кольцом до самого темного дна. Туда, где живет ничто. Туда, где таится его судьба.
    Вокруг распаханное черное поле, белый туман поднимается от сырой теплой земли, политой кровью. Я иду между тел людей и животных, мои ноги утопают в черной земле, а вот и он, вопрошавший ко мне, сидит, облокотившись спиной о торчащий из земли штандарт. Подхожу ближе, наклоняюсь, его латы разодраны во многих местах, из правого локтя торчит стрела.
    - Ты жив?
    Он разлепляет веки, спекшиеся от крови, натекшей из раны на лбу.
    - Я мертв, – отвечают посиневшие губы, - Я мертв, - подтверждают остекленевшие безжизненные глаза.
    Это все что я хотела знать, мне больше нечего здесь делать. Я ухожу, таю, оставляю мертвеца смотреть свои бесконечные сны.
    Солнце. Теплая штукатурка под спиной, но меня бьет озноб, сейчас начнутся спазмы, стоит мне произнести ответ на его вопрос. Я боюсь боли, она приходит ко мне часто, но каждый раз я боюсь ее и тяну, чтобы отложить момент ее наступления.
    - Что ты видела, Предрекающая? – он торопится.
    Люди все торопятся, спешат жить, спешат получить ответы на свои вопросы, неважно какой ценой, он хочет знать.
    - Ты мертв, - произношу и падаю в белую теплую пыль от первого спазма скручивающего меня, ломающего мои кости, раздирающего мои внутренности, кашляю кровью.

    Прохладно. Вокруг вода. Наверное, Нинья перенесла меня в бассейн. Это хорошо, вода успокоит и вылечит. Вода даст новых сил. Тишина вокруг. Нинья заботится обо мне, не потому что любит, нет. Я устойчивый источник дохода, люди всегда хотят знать будущее, люди всегда болеют неизлечимыми болезными. Мне все равно. Эти деньги политы моей кровью, они пропитаны моей болью, но ради них обо мне заботятся: кормят, одевают, построили дом с бассейном, выложенным гладкой синей плиткой, очень дорогой плиткой из глины с далекого моря, я сплю на шелках и хожу в шелках. На улице я давно бы умерла, в какой-нибудь сточной канаве, после очередного пророчества, здесь же я пророчу не более трех раз в день, исцеляю не более раза в два дня – это позволяет мне не умереть. Я не знаю, почему держусь за этот мир такой мертвой хваткой, я не могу ответить на собственные вопросы, я знаю одно, что должна прожить как можно дольше, хотя я ненавижу каждого, кто приходит за ответом, потому что их знание оборачивается для меня болью.

    - Он придет ночью, - сказала мне Нинья.
    Придет тот, кому я пророчу раз в месяц. Он всегда приходит ночью. Белый Лебедь спускается из своих королевских покоев, чтобы услышать, что я скажу. Он всегда спрашивает одно и тоже: «Когда придет время?» Я точно называю день и час, когда наступит пик его болезни. Никто не знает об этом. Только я и он, он и я. Красивый, как россыпь звезд на темном небе. Он всегда остается, дожидаясь, когда я приду в себя, а затем он дарит мне свой поцелуй. Лебедь недоступен для всех, кроме меня, потому что я знаю его тайну, потому что я молчу об его тайне. Я люблю пророчить для него. Даже боль от него сладка.

    Темно. Там на улице уже наступила ночь. По периметру бассейна стоят свечи в серебряных блюдцах, их огонь отражается в чистой родниковой воде, колышется, создавая у кромки иллюзию огня, горящего на воде. Я сижу в бассейне, опираясь голой спиной о высокий бортик. Я жду, когда он придет. Тишина вокруг не пугает меня, она успокаивает и убаюкивает, дарует надежду на то, что никого в целом свете кроме меня не осталось, а значит, некому задавать вопросы, а значит, мне не нужно пророчить, а значит, не будет боли. Белые шелковые занавеси на входе всколыхнулись, пропуская во внутрь Лебедя. Он вошел неслышно, ни единым звуком или нечаянным шорохом не потревожив царства тишины. Замер, устремив на меня серебристый взгляд, и улыбнулся. Я поднялась навстречу, вода ручейками потекла по обнаженному телу, черные длинные пряди волос змеями прилипли к спине и груди. Лебедь вошел в воду в своей одежде, расшитой дорогой серебряной нитью, подошел ближе и обнял меня. Я знаю, он не хочет причинять мне боли, если бы не его болезнь он бы не за что не попросил меня пророчить. Он единственный кто не желает знать ответы на свои вопросы, не желает, но ради безопасности других вынужден задавать их. Лебедь наклоняет голову, целует мою шею, он оставляет мне на коже свою отметину, небольшое красное пятнышко там, где он касался меня губами. Чуть отстраняется и заглядывает в мои глаза.
    - Когда это должно произойти? – его голос тих и мягок, он околдовывает, заставляя забыть о надвигающейся боли. Я тону в его глазах, опускаюсь в их глубину, чтобы увидеть.
    Улица, залитая помоями, холодно, темные, дурно-пахнущие, слизкие лужи стягивает тонкая корка льда. Туман застилает все вокруг, скрадывает очертания стены дома, выложенной из красного обожженного кирпича. Из-за угла раздается надсадный хрип и срежет. Человек в дорогой одежде белых цветов скребет ногтями стену, ели волоча ноги, отхаркивая на каждом шагу слюну вперемешку с желчью. Он падает к моим ногам, его плечи расширяются, разрывая ткань, кожа покрывается крупной чешуей. В тумане бьют часы, и человек-календарь выкрикивает, предупреждая о наступлении нового дня: «Шесть часов утра Семнадцатого числа месяца Скорпиона». Я могу идти, теперь я знаю, когда это случится, но я все еще медлю, оставаясь рядом с мучающимся в агонии перевоплощения человеком, с моим Белым Лебедем. Я наклоняюсь к нему и глажу его по голове, он, точно чувствуя мое присутствие, поворачивает голову с уже вытягивающейся нижней челюстью, в его глазах стоит ад. Этот взгляд толкает меня и гонит прочь. Я растворяюсь, возвращаясь в свое время.
    Лебедь смотрит мне в глаза.
    - Когда? – повторяет он свой вопрос.
    - В шесть часов утра Семнадцатого числа месяца Скорпиона, – произношу едва разлепляя губы и заваливаюсь на него, от нахлынувшей боли, раздирающей мое тело. Он поддерживает меня, аккуратно садиться в воду вместе со мной. Он будет здесь, пока я не очнусь. Я забываюсь и мечусь, впиваясь ногтями в его красивые руки.

    Проснулась. Утро. Через окно, расположенное под потолком струится свет, неровные лучи ложатся на поверхность воды, окрашивая ее во все оттенки желтого и белого. Моя голова лежит на его груди, наверное, я так всю ночь и проспала в его объятьях. Мне не хочется двигаться, я не хочу разлучаться с ним, но я должна. Он не может более оставаться здесь. Я поворачиваюсь в его объятьях, тревожа воду тихим всплеском, приподнимаюсь, держась руками за его плечи, смотрю в спокойное лицо спящего Лебедя, обнимаю его, прижимаясь всем телом. Его рука в ответ скользит по моей спине, он проснулся.
    Расставание так неизбежно, он уходит, оставляя меня одну в бассейне, мокрые блестящие лужи стекшей с его одежды воды отмечают его путь до белого шелка на двери. Он уходит и всегда оборачивается прежде, чем покинуть меня. Лебедь не улыбается, просто смотрит, точно стараясь запомнить, как я выгляжу. Я закрываю глаза. Скоро придет Нинья, ее слуги вынут меня из воды, вытрут мягкими полотенцами, оденут в шелк и отведут туда, где меня будет ждать еда. Мне все равно.


    В городе объявлен комендантский час. По приказу Белого Лебедя всем запрещено покидать дома вплоть до двенадцати часов дня. Такое бывает не часто, раз в месяц, раз в два месяца. Все уже давно привыкли и не обращают внимания. Закрывают двери и окна глухими ставнями и занимаются домашними делами, а то и вовсе спят. В такие дни по городу ходит Смерть, она трется о двери своими чешуйчатыми боками, скребет ногтями по ставням и стенам домов, воет и мечется. Я слышу, как она приходит к моему дому, как останавливается, заскакивает на крышу крылечка и заглядывает в зарешеченное, единственное в городе, не закрытое окно. Ее желтые глаза смотрят на меня, белая чешуя, покрывающая все ее тело, блестит в лучах солнца, отражая свет, попадающий на нее, превращая зверя в светящегося посланника богов. Я протягиваю к ней руки сквозь толстые красные прутья, она лижет их своим черным горячим языком, подставляет под мои пальцы свою крупную чешуйчатую голову. Она бывает у меня не более двух часов, а затем уходит, оставляя блестящую чешуйку мне на память. Я нашиваю чешуйки тонкой иглой на серебристый шелк платья, когда-то подаренного мне Лебедем, в нашу первую с ним ночь пророчества. Я не боюсь умереть, и зверь чувствует это. Он разделяет со мной свою боль, я разделяю с ним свою. Мы оба знаем, что времени нам, отпущено очень мало, что придет день, и мы умрем. Он никогда не спрашивает меня об этом дне, но с первый нашей встрече я знаю, что мы обречены. Я хочу, чтобы в тот день я носила его знамя, я хочу разделить его судьбу. Чешуйки ложатся на ткань, плотно примыкая, друг к другу, скоро у меня тоже будет шкура зверя.

BansheeRe:Пророчествовс 20 ноя 2005 18:31:24
    Нинья, Пинта и Санта-Мария :)

    Сатори, если бы я тебя не знал, то отругал бы, скорее всего :)
    Но не буду.
    Забавная весчь. Работать нужно...
    Работай над тем, как ты произносишь, как выражаешь мысли. С самого начала заметны косяки. Грамматические, ага.
BansheeRe:Пророчествовс 20 ноя 2005 18:35:19
    Но вообще мне нравицца. Хорошо, чувствуется, что тебе не все равно, о чем писать.
ФомкаRe:Пророчествопн 21 ноя 2005 03:00:10
    Интересно.
    Только не углубитесь в пророческий садомазохизм, даже если вдруг очень захочется =)
SatoruRe:Пророчествопн 21 ноя 2005 10:29:51
    Banchee, буду работать:)

    Фомка, не буду туды углубляться, тем более не захочется.
Кобра (с работы)Re:Пророчествопн 21 ноя 2005 11:08:26
    ну, баньши сказал примерно то же что и я. не буду повторяцца.

А вы что думаете?
Имя
Пароль Войти
E-mail
Код
Тема
Текст

(Выделите текст)
К списку

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru