Гест - Охотник, снегопад и индейские хитрости.

К списку
СообщениеАвторДата/Время
Охотник, снегопад и индейские хитрости.
Гествс 20 ноя 2005 14:39:47

    Аляска, 1918 год.



    - Привет Дэн! Налей-ка мне чего покрепче, а то я себе всё уже отморозил! – громкий бас вывел меня из состояния дрёмы.
    С трудом продрав слипшееся глаза я огляделся. Человек, которому принадлежал бас, не был мне знаком. А может, и был. Всех знакомцев не упомнишь. Я сидел за столиком местного питейного заведения средней паршивости. Впрочем, там было довольно уютно, но самое главное – там было тепло. Бревенчатые стены хорошо сохраняли жар от очага расположенного в дальнем углу помещения. Встав на ноги, я потоптался немного на месте, чтобы размять затекшие конечности и, тоже заказав чего покрепче, уселся обратно. Я проводил время таким образом уже третью неделю. Сам не знаю, что же я там делал. После всего, что произошло со мной, у меня не было ни целей, ни ответственности. Я просто рвался туда, где не очень людно. Не знаю, что привело меня именно на Аляску – людей ведь и в пустыне мало – но мне там очень понравилось. Избегая крупных городов, я путешествовал между маленькими поселеньями – благо, после золотой лихорадки, их целая тьма развелась, как грибов после дождя. Вот и сейчас, я коротал дни одном из таких городишек. Самое замечательное состояло в том, что на меня никто не обращал внимания. Я не хочу сказать, что меня игнорировали все кому не лень. Просто здесь я ничем не выделялся от прочих. Как говориться, “был своим в доску”. Этому в основном способствовала моя совершенно заурядная внешность. Что необычного может быть в парне среднего роста с отпущенными до плеч тёмными волосами и серыми глазами. Конечно же, в моей внешности была одна черта не совсем подходящая местным – мои усы. А точнее: аккуратные офицерские усики с кончиками немного приподнятыми к небу. Я очень гордился своими усами и ухаживал за ними, как за домашним любимцем. К счастью вся эта красотища не особенно выделялась на фоне недельной щетины, покрывающей нижнюю часть моей дворянской рожицы.
    Дождавшись заказа, я осушил небольшой бокал дешёвого коньяка и достал из-за пазухи чёрный футлярчик. Открыв его, я аккуратно извлёк оттуда своё главное сокровище – английскую фарфоровую трубку с резными узорами, принадлежавшую, когда-то давным-давно моему отцу. Трубку я набивал долго и вдумчиво, щепоть за щепотью заправляя табак в табачную камеру. Табак был, кстати говоря, так себе, но найти что-нибудь получше здесь было проблематично. Закончив приготовления к своей курительной медитации, я принялся рыскать по карманам, нащупывая спички. Сам не пойму как, но мой коробок со спичками постоянно мигрирует из кармана в карман, независимо от моего участия. Вот и тогда, я нашёл его в заднем кармане своих утеплённых штанов из плотной ткани.
    В тот момент, когда я поднёс горящую спичку к трубке, входная дверь отворилась и холодный вечерний ветер, ворвавшийся в помещение, задул мой маленький огонёк. Чертыхнувшись, я повторил попытку, которая на этот раз оказалась более удачной. В это время, вслед за ветром, в помещении появился довольно заметный и чем-то даже странный человек. Тогда я ещё знал его недостаточно хорошо, чтобы сформулировать причину моего предположения относительно странности. Я просто надвинул шляпу на глаза и занялся своим делом. Раскуривая трубку, я даже не заметил, как гость подошёл к хозяину, взял какую-то бутылку и две железные кружки, и, пройдя через весь зал, уселся за мой столик. Затем, он поставил бутылку с бокалами на стол и демонстративно покашлял в кулак, надеясь привлечь этим моё внимание. Я продолжал сидеть, делая вид, что не замечаю ничего кроме своей трубки.
    - Извините, я вам не помешал? – осведомился незнакомец. В его голосе чётко различались нотки недовольства.
    Я лениво поднял глаза и принялся разглядывать своего нового соседа по столу. Я прекрасно знал, что тень от моей шляпы прикрывает мои глаза, и это было хорошо. Хорошо не потому, что я не люблю, когда мне смотрят в глаза, а потому, что сейчас они были так широко распахнуты от удивления, что я наверняка бы этого смутился. А как говорил Пирожочек: ”При первом знакомстве нельзя показывать ни смущения, ни робости, так как это плохо повлияет на репутацию в дальнейшем”. Передо мной восседал весьма колоритный типаж – мужчина лет шестидесяти, немного похожий лицом на Клинта Иствуда. Правда, тогда я не знал, кто вообще такой этот Иствуд, но это ничего не меняло. Из-под белой ковбойской шляпы вились седеющие волосы. Они были немного длиннее моих. Лицо его украшали абсолютно белые, роскошные баки, и такие же белые усы, произрастающие до самого подбородка. Одет он был в такую же шубу, сшитую из диких пушных зверушек, как и я сам. На поясе у него висели два револьвера. Ну откуда на Аляске, да ещё и в такое время, мог взяться этот ковбой?
    - Я могу вам чем-нибудь помочь? – хоть я и говорил подчёркнуто вежливо, думаю, мой тон выдавал желание поскорее остаться наедине со своей трубкой.
    - Тебя как звать?
    Признаюсь, после этих слов моё удивление мгновенно сменилось любопытством.
    - Я Эдуард Воронин, и мне осень хочется знать, кто мной интересуется.
    - Какое-то странное у тебя имя, ты что русский? – он говорил так, будто его это обрадовало.
    - Ну да, а…
    - Вот и хорошо. Не против, если я буду звать тебя Эдди?
    - Если ты назовёшь меня Эдди, это будет последним, что ты произнесёшь! – Грозно рявкнул я. Вот уж не хотелось нарываться на скандал, но называть себя Эдди я не позволял никому. Слишком уж пошло, на мой вкус, это звучало.
    - Ну и как же мне тебя называть? – незнакомец ничуть не обиделся. Моё недовольство его даже позабавило – ехидная ухмылка запуталась в пышных усах.
    - Ну, для начала, не помешало бы и тебе представиться.
    - А ты мне нравишься парень. Дерзкий, сразу на “ты” перешёл, а я то постарше тебя буду.
    Тут то до меня дошло, что этот дядя – важная птица в этом городке. Наверное, что-то типа шерифа. Увидел, небось, незнакомую харю, и подошёл узнать кто я такой, что тут забыл, и не собираюсь ли шалить на чужой территории. Конечно, насчёт “постарше” он погорячился – будь я обычным человеком, выглядел бы примерно, так же как и он сам. А вот насчёт дерзости и спору нет. Меня всегда считали хамом и ворчуном.
    - Ну да ладно, - продолжил он. – Меня зовут Кристофер Конвей. Возможно, ты обо мне слышал… ну а если нет, то невелика беда. Теперь ты доволен? - Я лениво кивнул. – Тогда, скажи, как мне тебя называть, только покороче и попроще ладно, а то терпеть не могу такие мудрёные имена как у вас.
    - У нас, это у русских? – фыркнул я, вынимая трубку изо рта. – Можешь называть меня Эдд. Достаточно коротко и просто? Или мне сократить имя до одной буквы? Просто Э. Красиво звучит, правда?
    - Не перегибай палку, я согласен и на Эдда, - на этот раз он говорил спокойно но строго, прямо как нянька с не в меру расшалившимся малышом.
    - Согласен, так согласен. А теперь скажи, что тебе от меня надо?
    - Ничего особенного, я просто хотел предложить небольшой обмен, - отмахнулся Конвей.
    - Какой ещё обмен?
    - Самый обыкновенный. Угости меня табачком, а я угощу тебя выпивкой.
    Я недоверчиво поднял бровь.
    - И всё?
    - А чего ты ещё хотел?
    - Ну, я, по правде говоря, думал, что ты попросишь меня свалить из твоего города, потому что тебе не понравилась моя рожа…, или что-то типа этого.
    - Чего? – Конвей уставился на меня изумлёнными глазами. – С какой стати мне выгонять тебя из города?
    - А ты разве не здешний шериф?
    Я уже знал, что он мне ответит и, мысленно, сам пинал себя под зад. Я вообще то неплохо разбираюсь в людях, но тогда я конкретно облажался и выставил себя дураком.
    - Шериф? – Конвей вдруг неудержимо расхохотался. Те из посетителей, кто был в состоянии оценивать присходящее, обернулись в нашу сторону, но довольно быстро утратили интерес, и вернулись к своим занятиям. Отсмеявшись, Конвей снял свою шляпу и, положив её на край стола, продолжил, - Знаешь, а я ведь действительно был шерифом, только очень давно и не здесь. Теперь же я обычный бродяга, как и ты сам, судя по твоему виду.
    - Что верно, то верно? – невольно улыбнувшись, ответил я. – Но зачем тебе понадобилось знать моё имя?
    - Как это зачем? – Нахмурился он. – Я ведь с тобой пить собираюсь, а пить с незнакомцами не в моих правилах.
    - Странный у тебя способ знакомства.
    - Обычный способ, просто это у тебя характер мерзкий, - Конвей смерил меня лукавым взглядом.
    - Есть такое дело, но не всегда. Мерзкий характер у меня только тогда, когда настроение испортится. А портится оно тогда, когда меня от ЭТОГО отвлекают, - я помахал в воздухе дымящейся трубкой. – Замкнутый круг получается.
    - Хорошая вещица, никогда такой красотищи не видел, - Конвей приподнялся со стула, чтобы повнимательней приглядеться, затем плюхнулся обратно и продолжил, - ну так как, меняешь?
    Я присмотрелся к бутылке, и, разглядев на ней надпись ”Портвейн”, утвердительно кивнул головой. Конвей оскалил зубы в широкой мальчишеской улыбке и принялся вытаскивать пробку. Я заметил, что у него имеются два золотых зуба сверху. Пока он возился с бутылкой, а затем разливал её содержимое по кружкам, я достал маленькую жестяную коробочку, где хранил табак, и положил её в центр стола.
    - Ты тут русский, тебе и тост говорить? – сказал Конвей, подавая мне одну из кружек.
    Я крепко задумался, потому, как не знал, под какие слова американцы предпочитают впитывать в себя алкогольные градусы. В Братстве то я слыл главным специалистом по тостам. Есть мнение, что только поэтому меня на застольях и терпели.
    - За выгодный для обеих сторон бартер! – торжественно изрёк я, памятуя о капиталистическом складе американского ума.
    - Хорошо сказано, дружище, - прохрипел сморщенный Конвей, прикончив первую кружку.
    Судя по выражению его лица, качество пойла оставляло желать лучшего. “Значит, будет нестыдно расплачиваться дешёвым табаком, за дешёвое спиртное” – подумал я, и одним глотком осушил свою кружку. Конвей же не спешил разливать новую порцию напитка, он открыл мою коробочку и принюхался к табаку.
    - Невесть что, конечно, но определённо лучше, чем ничего, - сообщил он, доставая из нагрудного кармана своей рубахи помятый газетный листок. На то, чтобы скрутить свою самокрутку у него ушло никак не больше минуты. Зализав где надо и закрутив, где положено, он сунул своё творение в рот.
    - А огоньку не найдётся? – подчёркнуто жалобным тоном спросил он.
    Я подал ему свой коробок, лежавший на столе возле меня. Приняв коробок, Конвей удивленно на него уставился. Мне стало интересно: что же его смутило? Через секунду я понял, в чём причина его замешательства. Я совершенно неосознанно дал ему спички с непонятной американскому глазу надписью “Самсонь”. На потрёпанной коробочке был изображён полуголый мускулистый мужчина, разрывающий пасть льва.
    - Где это ты такие взял? – Поинтересовался Конвей.
    - Да так, сувенир с родины, - отмахнулся я.
    Конечно же, я тогда соврал. Не объяснять же незнакомому человеку, что этот зачарованный, лично мною, коробок служил мне без малого десять лет. Особенность его была в том, что когда его открывают, он всегда оказывался полон. То же самое было и с моим кошельком, так что и в деньгах я практически не нуждался.
    Потом, Конвей, закурив свою самокрутку, вновь разлил портвейн по кружкам. Я сказал очередной тост, мы выпили. Далее, действие стремительно набирало обороты. После пятой кружки, окружающие меня предметы утратили чёткость очертаний, а звуки многогранным эхом отзывались внутри моей черепной коробки. Да господа, тогда я нажрался как последний коммунист в День Взятия Бастилии. Какая связь между коммунистом и Бастилией? Абсолютно никакой. Она не нужна и не имеет смысла, в точности как то, что произошло со мной в тот день. Зная все особенности своего организма, я с уверенностью мог утверждать, что до такого состояния несколько кружек портвейна меня довести не смогут. Достаточно вспомнить, как я в командировке в Киевское Братство, после двух пузырей местной горилки, у тамошнего начальника, две из трёх партий в шахматы выиграл. Но то, что произошло в тот роковой день на Аляске, меня крайне озадачило. Ясность ума не покидала меня до последнего. Создалось впечатление, что я как бы со стороны наблюдал за собой же и своими выходками. Впрочем, выходки мои не отличались особой оригинальностью. Для начала – я полностью перешёл на русский. Затем, начал распевать самые популярные в то время застольныё песни, по большей части разумеется матерные. Ну и под конец, по всем законам жанра, я можно сказать “упал мордой в салат”, салата там правда, как назло не оказалось, поэтому правильнее будет сказать – впечатался лбом в стол, короче отрубился. Последним, что я успел заметить до того, как мой рассудок обволокло темнотой спасительного сна, было лицо Кристофера Конвея. Оскалившееся хищной улыбкой, румяное от выпитого, оно вполне трезвым и холодным взглядом смотрело на меня.

BansheeRe:Охотник, снегопад и индейские хитрости.вс 20 ноя 2005 18:39:52
    Скажу правду. Могу на пальцах перечислить всех авторов, которые оказали на вас влияние. Хотя это не нужно. Вы и сами их знаете.
    Все, что вызывает соболезнование - сюжет. Но вы не сумели его подать. Преподнести, так сказать.

    Резюме.
    Работать стоит. Над собой. Подражать не нужно. Это вредно.
BansheeRe:Охотник, снегопад и индейские хитрости.вс 20 ноя 2005 18:48:24
    Зализав где надо и закрутив, где положено, он сунул своё творение в рот.

    Слишком двусмысленно. Вы не Достоевский, однозначно.

    Я совершенно неосознанно дал ему спички с непонятной американскому глазу надписью “Самсонь”. На потрёпанной коробочке был изображён полуголый мускулистый мужчина, разрывающий пасть льва.

    Просто тупо. Пытаясь вложить смысл в сказанное, вы исказили все, что можно. "Самсон" сорт голландского табака; писать его с мягким знаком - глупо. Подразумевается "ять", это по начертанию ближе к твердому знаку.
    "Полуголый", "мускулистый"... еще и пасть льва разрывающий...
    Лечится, лечится.

    - Хорошо сказано, дружище, - прохрипел сморщенный Конвей, прикончив первую кружку.
    Судя по выражению его лица, качество пойла оставляло желать лучшего. “Значит, будет нестыдно расплачиваться дешёвым табаком, за дешёвое спиртное” – подумал я, и одним глотком осушил свою кружку. Конвей же не спешил разливать новую порцию напитка, он открыл мою коробочку и принюхался к табаку.

    тавтология. Если рассматривать с точки зрения психоанализа...
    Обратитесь к Лакримозе.
ГестRe:Охотник, снегопад и индейские хитрости.вс 20 ноя 2005 20:03:02
    Могу на пальцах перечислить всех авторов, которые оказали на вас влияние.

    Вот это действительно имело место. Но, если не затруднит, какие по вашему мнению авторы оказали на меня влияние?

    Все, что вызывает соболезнование - сюжет. Но вы не сумели его подать. Преподнести, так сказать.

    Сюжет? Да в этом отрывке даже завязка туго просматривается. Про сюжет то и говорить нечего.

    Зализав где надо и закрутив, где положено, он сунул своё творение в рот.

    Ничего двусмысленного, так делают самокрутки.

    Просто тупо. Пытаясь вложить смысл в сказанное, вы исказили все, что можно. "Самсон" сорт голландского табака; писать его с мягким знаком - глупо. Подразумевается "ять", это по начертанию ближе к твердому знаку.
    "Полуголый", "мускулистый"... еще и пасть льва разрывающий...
    Лечится, лечится.

    Тупо искать в написанном мною смысл. Такие коробки с таким рисунком и названием (именно Самсонь) действительно существовали, так что здесь претензии не ко мне. Сами можете убедиться.
    http://photo.kvazar.org/displayimage.php?album=lastup&cat=0&pos=218
ЛизаДаю непрошенные советы.вс 20 ноя 2005 20:10:21
    Зализав где надо и закрутив, где положено, он сунул своё творение в рот.
    Ничего двусмысленного, так делают самокрутки.


    А вы напишите конкретнее. Конкретика всегда смотрится лучше в таких описаниях, чем непонятные "где надо" и "где положено". Я вот не знаю, где это. Я не курю. Могу себе представить самое ужасное. Это отвлечет меня от текста.
ГестRe:Даю непрошенные советы.вс 20 ноя 2005 20:18:19
    А вы напишите конкретнее. Конкретика всегда смотрится лучше в таких описаниях, чем непонятные "где надо" и "где положено". Я вот не знаю, где это. Я не курю. Могу себе представить самое ужасное. Это отвлечет меня от текста.

    Дождался таки нормального совета. Приму во внимание и исправлю. Спасибо.
BansheeRe:Даю непрошенные советы.вс 20 ноя 2005 21:22:58
    Лиза :)

    Гест - почему вы считаете что нужно кому-то что-то указывать? Вы для чего вообще пишите? Чтобы кто-то что-то указывал, или я вообще ничего не понимаю?
BansheeRe:Даю непрошенные советы.вс 20 ноя 2005 21:26:24
    Что касается ""Самсонь". По-аглицки это звучить однозначно - без мягкого знака :)
    Нету смысла в том, что говорите :)

    Хотя я тож самокрутки люблю, да....
ФомкаRe:Даю непрошенные советы.пн 21 ноя 2005 02:53:21
    Много мелочей. Теряется сюжет.

    Или эти мелочи все к сюжету, но пока не объяснено, почему.
Кобра (с работы)не даю непрошенных советов :)пн 21 ноя 2005 12:57:02
    на мой взгляд, грамотно, но основная идея непонятна, наверно, я не читал тех авторов :)
    и, имхо - лицо не может смотреть [не важно каким] взглядом.
ГестRe:не даю непрошенных советов :)пн 21 ноя 2005 14:03:04
    Фомка
    Да, мелочи к сюжету, а не объяснено потому, что это только начало. Сюжет здесь потерять нельзя, потому как его в данном отрывке нет. Просто завязка.

    Кобра
    Спасибо за лицо, будем исправлять.

    Banshee
    Мне нужен был коробок начала 20-го века. Я ввёл это в Яндекс и, получив фотку с кучкой коробков, выбрал тот, который легче описать.
    Такой рисунок и такое название. Я ничего не придумывал :))

    Гест - почему вы считаете что нужно кому-то что-то указывать? Вы для чего вообще пишите? Чтобы кто-то что-то указывал, или я вообще ничего не понимаю?

    Я пишу потому, что пишется. Другой вопрос - зачем я выложил сюда написанное? В основном, для того чтобы получить побольше конструктивной критики. Критика ведь полезная вещь, если конечно не звучит как "ты г..но, и всё, что ты пишешь тоже г..но".
ЛизаДобралась, прочитала.пн 21 ноя 2005 16:55:33
    Ну что завязка достаточно интригующая. С интересом почитаю что дальше.

    Вот тут жесткий ляп, вроде:

    Раскуривая трубку, я даже не заметил, как гость подошёл к хозяину, взял какую-то бутылку и две железные кружки, и, пройдя через весь зал, уселся за мой столик. Затем, он поставил бутылку с бокалами на стол

    Кружка - это такой цилиндр с ручкой, а боках - х..ня на ножке и без ручки. А портвейн по-моему пьют из стаканов. Вообще слово "бокал" для убогого бара в северном городишке по-моему, слишком нежно.

    Дальше - довольно много опечаток, не хватает запятых - но это вы и сами, я думаю, найдете и исправите.

    По стилю - обстановка занятная, герои интересные. А вот языку не хватает выразительности, вычурности, если хотите... Чтоб он соответствовал царящей романтике.
ГестRe:Добралась, прочитала.пн 21 ноя 2005 19:04:56
    Дальше - довольно много опечаток, не хватает запятых - но это вы и сами, я думаю, найдете и исправите.

    Да, с ляпами и опечатками буду бороться.

    А вот языку не хватает выразительности, вычурности, если хотите... Чтоб он соответствовал царящей романтике.

    Действительно... Надо над этим подумать.
SatoruRe:Добралась, прочитала.вт 22 ноя 2005 11:32:52
    К счастью вся эта красотища не особенно выделялась на фоне недельной щетины, покрывающей нижнюю часть моей дворянской рожицы.
    Дождавшись заказа, я осушил небольшой бокал дешёвого коньяка и достал из-за пазухи чёрный футлярчик -
    Не стоит применять при описании взрослого мужчины уменьшительно-ласкательные обороты (особенно в первом предложении).

    Просто здесь я ничем не выделялся от прочих. Как говориться, “был своим в доску” – мне кажется, это выражение не совсем подходит для повести или романа про 19 век.

    Лицо его украшали абсолютно белые, роскошные баки, и такие же белые усы, произрастающие до самого подбородка. Одет он был в такую же шубу, сшитую из диких пушных зверушек, как и я сам. – Получается, что шуба похожа на усы и бакенбарды. Неверное построено второе предложение, лучше так: Одет он был, как и я сам, в шубу, сшитую из (диких пушистых зверюшек – опять уменьшительно-ласкательное не в тему) – будет лучше, если вы укажите, из чего именно была шуба. И лучше, если она будет все -таки из меха или шкур этих самых «зверюшек», чем из них самих (дурно пахнущая шуба^_^).

    А вообще чем-то напомнило Джека Лондона. Буду ждать продолжения.
ГестRe:Добралась, прочитала.вт 22 ноя 2005 13:30:33
    Просто здесь я ничем не выделялся от прочих. Как говориться, “был своим в доску” – мне кажется, это выражение не совсем подходит для повести или романа про 19 век.

    Роман про начало 20 века - это раз. Роман строится на воспоминаниях главного героя, живущего примерно в наши дни и выражающегося соответственно - это два.

    И лучше, если она будет все -таки из меха или шкур этих самых «зверюшек»

    Да, наверное так будет лучше.
Грустная КобраRe:Добралась, прочитала.вт 22 ноя 2005 13:41:49
    ^) логично :).
    вот странно, вроде бы антураж должен наводить на мысли о "великих Орденах", инквизиторах и вампирах, и романтике всякой околостинговской нежити... а мне почему-то Эдда вспомнилась - или меня теперь перманентно по сагам плющит - или, даже не знаю :).
Грустная КобраRe:Добралась, прочитала.вт 22 ноя 2005 13:42:39
    хмык, опечатка: "околокинговской" ...
SatoruRe:Добралась, прочитала.вт 22 ноя 2005 14:03:24
    А, так это воспоминания, ну, тогда ладно.

А вы что думаете?
Имя
Пароль Войти
E-mail
Код
Тема
Текст

(Выделите текст)
К списку

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru