Sidhartha - "Сифин Хронослон" - Седьмая стадия.

К списку
СообщениеАвторДата/Время
"Сифин Хронослон" - Седьмая стадия.
Sidharthaсб 21 окт 2006 00:55:11

    Седьмая стадия. Волшебное число.

    Она почувствовала зов утром. Он странной мелодией лег поверх громкой музыки исходившей от автомата Dance Dance Revolution и заставил её сбиться с ритма снова теряя надежду побить собственный рекорд - она замерла в замешательстве пытаясь разобраться со странными внезапно нахлынувшими мыслями.
    Подруга засмеялась взглянув на её ошарашенное лицо, мягко столкнула с площадки и показав ей кончик языка сама кинула жетон в автомат и выбрав другого персонажа затанцевала в такт двигающейся на экране фигуре.
    Каюши озадаченно стояла среди мелькающих огней игровых автоматов пытаясь привести в порядок собственные перепутанные мысли - что было не так то просто учитывая ужасный шум исходившей от десятков автоматов музыки, щелкающих ударов починко и множества возбужденных голосов старающихся перекричать друг друга.
    Кто то из друзей в очередной раз умер пытаясь застрелить Боса action-игры и трагически взвыл отказываясь принять поражение. Это была новая игра и ещё никто из её знакомых не смог пройти её до конца.
    Парень только что смертью храбрых павший от выстела его лазерной пушки решив что на сегодня хватит бессмысленно истраченных денег сдался разочарованно глядя на сменяющиеся цифры отсчёта под надписью Continue.
    Когда до конца отсчёта оставалась одна секунда Каюши взяв прикреплённый к проводу пистолет бросила жетон в автомат продолжив с момента на котором обламал зубы парень.Тот лишь задиристо хмыкнул предвкушая что предстоящее жалкое поражение этой девчонки хоть как то скрасит грусть от собственного проигрыша. Каюши спокойно стояла направив орудие на экран и чуть склонив голову набок, так что упавшие со лба пряди закрыли один глаз.
    Выстрел. Она даже не двинула руку - враг появился как раз там куда было направлено дуло. Чуть чуть приподнять кисть - Выстрел. Выстрел. Перезарядка. Очередь.Каюши отвернулась от экрана и в слепую всадила все шесть пуль в слабое место на шее огромного робота являвшегося босом игры.Вложила пистолет в руки разинувшего рот парня и не смотря конечную заставку вышла из клуба.
    Оказавшись на улице она снова попыталась сконцентрироваться на звучащей в голове мелодии, но и здесь шум от проежающих машин и обычного городского гомона центра Токио не давал сосредоточится.
    Она осмотрелась по сторонам и заметив ресторан на другой стороне направилась к нему. Обычно такие рестораны были звукоизолированы чтобы даровать гостям заведения покой трапезы избавляющей от городского стресса
    Она вошла внутрь и кивнув одетой в кимоно женщине в приёмной направилась в туалет. Там, заперев дверь остановилась перед зеркалом наблюдая своё отражение, а потом закрыла глаза и снова попыталась разобрать зов.
    Это была странная мелодия теперь уже отчётливо звучавшая в её голове. Она была уверена, что слышала её в первые, но в то же время - знание о ней скрыто присутствовало в ней всегда, ожидая момента когда эти ноты пробудят её ото сна давая указания к действию.
    Ей придётся покинуть Токио. Мелодия пробудила и её силы, но применять их ей было нельзя - её задачей была защита, не наказание, а значит она не имела права напрямую вмешиваться в нормальный ход вещей. Будет не просто справится с этой работой. Уже сама попытка покинуть Японию, в её то шестнадцать лет оказывалась первым припятствием на её пути.У неё нет ни визы, ни разрешения родителей. Тем не менее - задание дано и сбежать от него не получится. Пора было начинать действовать.

    Первым делом Каюши направилась домой. Она жила в престижном районе Токио разбитым на ровные квадраты отгороженными от друг жруга высокими заборами частными домами.
    Её отец был главой одной из крупных фирм входящих в неофициальный дзайбатсу Митсубиси. Официально, такой организации не существовало, но на самом деле состаящий из множества корпораций гордо носящих имя Митсубиси и подставных фирм отрицающих какую либо принадлежность к ним синдикат являлся одной из самых влиятельных сил в Японии - не в последнию очередь благодаря тому, что чуть не половина земли на которой был построен Токио принадлежало одной из входящих в него корпораций.
    После второй мировой войны американцы и новое японское правительство пытались противится возвышению старой элиты и концентрации экономической и фактической власти в руках крупных синдикатов - поэтому заседания правления Митсубиси до сих пор проводились под видом неоффициальных встреч директоров - клуба курильщиков, основываясь на истории того как после войны стали популярны сигары.
    Все знали о дзайбацу, а они и не скрывали происходящего бросая вызов правительству бессильному предпринять что либо по этому поводу, так как выборы прявящейся партии традиционно финансировались теми же синдикатами которые являлись по сути монополистами по скупке сельскохозяйственных продуктов и поставок в крупные магазины в регионах - абсолютно легально имея право контролируя это давить на политиков из этих регионов выходящих и если нужно перекрыть воздух вызывая недовольство населения депутатом на следующих выборах.
    Каюши ненавидела эту систему, и поэтому находилась в разладе и с собственным отцом являвшемся частью этого механизма.
    Как дочь богатого бизнесмена она посещала элитную школу и должна была соответствовать присутствовавшему своему социальному рангу положению. Если с учёбой проблем не было, то второе являлось постоянным источником неприятностей.
    Каюши не признавала никакой власти, не питала должного уважения к культуре своей страны и абсолютно не пылала желанием соответствовать положенной ей роли из за чего постоянно сорилась с учителями, отцом, и сверстниками.
    Она была помешана на Америке. Наивно верила в идеалы свободы, критически глядя на собственную родину и считая что там, за океаном всё по другому - лучше, честнее, свободнее. Являлась фаном Элвиса, предпочитая американский Рок н Рол популярной среди молодёжи музыке. Любимой едой были гамбургеры из Бургер Кинга. А заветной мечтой было когда ей исполнится восемнадцать, отправится в США и в собственном вэне проехать от одного побережья до другого - весь континент насквозь, пока не уткнёшся в берег другого океана. Она уже давно строила планы на это приключение, у неё даже имелись друзья в США, которых впрочем она никогда не видела в лицо - общаясь исключительно через интернет. В общем - половина знакомых просто считала её не нанормальной, другая же половина делая скидку на её происхождение считало её просто изболаванной эксцентричной дочкой богатого папеньки, не подозревая, что чем угодно - но избалованной она не была.
    Отец оплатил её учёбу, но в остальном её приходилось довольствоваться маленькой суммой денег ежемесячно выделяющейся её матерью и самой подрабатывать чтобы оплачивать стандартные тинейджерские прихоти.
    По мнению её отца, это должно было подготовить её к реальной жизни, а по её - являлось даже преимуществом так как она не была зависима от него чему была крайне рада когда в очередной раз выходила из гостинной высказав ему в лицо что она о нем и его корпорации думала.
    Но теперь всё это было не важно. Неизвестно, вернётся ли она сюда когда нибудь. Сейчас важно было только поставленное перед ней задание, то чего она не осознавая ждала всю жизнь - проснувшееся предназначение.
    Вот только не могло оно проснуться лет на пять позже? Насколько проще было бы тогда всё.
    Она вошла домой не обращая внимания на удивлённо взглянувшую на дочь мать. С ней Каюши тоже не разговаривала. С её стороны это было жестоко, но лгать делая вид что она способна смириться с капитуляцией человека которого она раньше уважала больше всего она не могла. До рождения её младшего брата, Акио, её мать успешно делала карьеру как независимая архитекторша. Но вот уже третий год, она смирилась с ролью домохозяйки по воле отца сидя дома и следя за ребёнком.
    Ещё одна из причин ненавидеть отца для Каюши. Нет, она не желала ему зла, даже по своему любила - но простить его не могла, ненавидя его непонимание и презирая его решительность вынуждать весь мир вокруг себя соответствовать его стандартам. Каюши была горьким исключением из этого правила, поэтому всю надежду он вложил в молодого сына, ожидая что он примет наследие семьи и займёт его место. Каюши жалела Акио за предстоящую ему судьбу. Она искренне любила брата, видя в нём единственную чистую дущу не успевшую ещё быть извращённой и сломаной окружающим диким миром.
    Она прошла в кабинет отца и выдвинув ящик стола взяла стопку наличных прикрытую сверху бумагами. Не много. Она ожидала больше. С её собственными накоплениями этого едва хватит на билет на самолёт.
    Не важно. Нужно пользоваться тем чем имеешь. Выйдя в коридор она наткнулась на мать тревожно стоящую в проёме комнаты Акио.
    - Каюши, опять звонили из клуба, Господин Шинджи спрашивает почему ты ушла так рано ничего не сказав. Ради твоего отца, он сохранит место за тобой, но всё же нельзя так пренебрежительно относиться к работе. - вдруг она побледнела когда внезапная мысль пришла ей в голову. - С тобой ведь всё в порядке? Ты себя нормально чувствуешь?
    - Да, да, всё в порядке. Мне просто нужно было забрать кое что из дома, я сама разберусь с Шинджи, не волнуйся. - солгала она. - Я попросила Юкито заменить меня пока.
    - Ты уверена что?...
    - Мам, мне скоро опять бежать, а у меня желудок пуст как голова нашего премъер министра. - её мать поморщилась от такого неуместного сравнения. - ты не могла бы запаковать мне что нибудь с собой чтобы перекусить по пути? Я спешу.
    - Конечно. - кивнула она.
    Каюши вошла в свою комнату и заперев дверь начала перебирать свои вещи. Так, денег, как и ожидалось не много. Что взять с собой? Одежду потеплее, в первую очередь. МП3 плэйер? Косметику? Хотя, куда её к демонам, какая там косметика, врядли у неё будет время для этого.
    Подумала.
    Плэйер всё таки возьму.
    Упаковала вещи в сумку, оставалось только незаметно вынести их из дома - Мать наверняка начнёт задавать вопросы если поймет её с вещами. Всё таки кинула в сумку косметичку. Да и ещё меч.. Копия ключа от шкафа с оружием у неё имелась, о чём её родители и не подозревали.
    Вот только как взять его незаметно...
    Она вышла из комнаты и на цыпочках зашла в комнату Акио. Мать была на кухне готовя ей пакет с едой. Её младший брат радостно глянул на сестру сжимая в руках свою любимую игрушку.
    Прости... - тихо шепнула Каюши - и забрала плюшегого покемона из его рук. Брат обиженными предательством собственной сестры глазами взглянул на неё и несколько секунд хмуря щёки в надежде на возвращение игрушки, не сдержавшись громко заревел.
    Каюши тихо выбежала из комнаты и закрывшись в своей комнате спрятала игрушку под кроватью.
    Послышались шаги матери а потом её тихий голос успокаивающий плачущего Акио - пора. Каюши подхватила собраную сумку и на цыпочках вышла из комнаты тихо крадясь по коридору. Пройдя мимо прикрытой комнаты Акио она с облегчением вздохнула - не заметили. Оказавшись в гостинной она ловким движением открыла оружейный шкаф и достала из него отцову катану - это было боевое оружие, отец иногда демонстрировал остроту лезвия подставляя под падающий шёлковый платок который касаясь его распадался надвое. Катана была слишком большой и тяжёлой для Каюши, но в данный момент это не имело значение. Она сунула оружие в зранившийся там же в шкафу футляр для перевозки и остородно закрыв шкав, зашла на кухню прихватив оставленный матерью пакет с едой - иначе та заподозрилабы что нибудь, и тихо вышла из дому.
    Так, теперь в офис к отцу.

    Охранник узнав её приветливо улыбнувшись пропустил её внутрь.
    - К отцу?
    - Нет, я хотела навестить госпожу Киомо - честно ответила она. Киомо была одним из знакомых семьи работавшив в этой фирме. Единственным человеком из корпорации с которым у Каюши завелась искренняя дружба. Киомо была заграничным представителем фирмы без перерыва находясь в путешествиях в других странах, о чём любила рассказывать Каюши.
    - Она как раз вернулась из Америки, тебе повезло. - улыбнулся охранник зная пристрастие дочки боса к этой стране. - позвонить ей?
    - Нет, я сама зайду если она не занята. Я ненадолго сегодня. - ответила улыбкой она. - Кстати, мать приготовила отличную выпечку, но я уже успела объется на вечеринке в клубе. Будешь? - спросила она протянув ему взятый с кухни пакет.
    - Каю Шири, я что выгляжу настолько жалко, что ты каждый раз пытаешся подкармливать меня?
    - Считай это взяткой чтобы ты не говорил отцу, что я заходила. Ты знаешь.
    - Как обычно... зря ты так, он не плохой человек, тебе невероятно повезло с родителями.
    - Хочешь поменятся со мной местами?
    - И ещё раз проходить школу? Иди уж.
    - Мм... Можешь посторожить сумки пока я наверху?
    - Я тебе что, консьерж?
    - Там и Суши в пакете насколько я помню. А ты знаешь как моя мать готовит...
    - Ты уверена что не хочешь перенять правление корпорацией? У тебя бы отлично получилось.
    - Только через мой труп.
    - Будет, если я сейчас позвоню твоему отцу и скажу что ты пытаешся подкупить охранника. - усмехнулся он.
    - Могу сверху добавить талон на скидку в Бургер Кинге. Два сэндвича по цене одного.
    - Иди уж, терористка молодая. Только шума не устраивай как в прошлый раз.
    - Так точно, Генерал! - отдала честь Каюши и оставив сумку с одеждой и футляр с мечом направилась к лифту.
    Надела наушники, ступила внутрь и нажала две кнопки - этажа в лифте и пуска на плэйере. Стеклянная кабина медленно воспарила над полом поднимая её ввысь. За место привычной мелодии из плэйера звучала знакомая до боли музыка зова. Каюши чувствовала, что по мере того как лифт поднимался выше она оказывалась ближе к своей стихии и с пульсом исходящего из наушников ритма к ней возвразалась её сила.
    Кивая головой в такт мелодии, она улыбнулась осознавая что задание перед ней не было обузой отвлекающией её от повседневной жизни, это было самое прекрасное что могло с ней когда либо случится. Она пробуждалась, краски вокруг словно становились чётче и ярче с каждым вдохом, чувства обострились - она чувствовала льющуюся сквозь себя силу - к моменту когда лифт достиг нужного этажа она повисла в воздухе в сантиметре над землёй наслаждаясь этим парением.
    Когда двери открылись, она опустилась оставив между своими подошвами и поверхностью милиметровую щель, так что её полёт не был заметен другим и в припрыжку наслаждаясь вернувшейся силой выбежала в коридор чуть не збив какого то клерка несшего стопку бумаг.
    Она чуть покланилась ему извиняясь,стараясь сдержать радостную улыбку, и направилась к отделу где находился большей частью пустовавший кабинет Киомо.
    С каждым шагом она всё сильнее ощущала переполнявшую её энергию - значит она выбрала правильный путь. О первом этапе можно было не волноваться. Теперь она была уверена что всё пройдет без неприятностей.
    Киомо, молодая женищина с короткой причёской, ради разнообразия хоть раз одевшаясь в платье на короткий срок вернувшись на родину - обычно она вынуждена носить строгие костюмы положеные по работе, ничуть не удивилась появлению Каюши. Лишь заметила, что уже сама собиралась позвонить ей, так как только что вернулась тз США и знала что она наверняка захочет услышать рассказ об этом путешествии.
    - Я тебе даже сувениров привезла Но это после, раскажи сначала как дела у тебя самой? Я слышала ты опять посорилась с отцом?
    Каюши улыбаясь кивнула ей подтверждая и закрыла дверь кабинета провернув ручку.
    - А что это такое? - протянула руку к серебряной заколке в волосах Киомо. - Ах это, когда я была в ... - начала та явно имея какую то историю связанную с этой безделушкой, но когда палец Каюши коснулся её лба вдруг обмякла и уронив голову на грудь замерла в кресле оборвав фразу на полуслове.
    Sorry. - Подумала Каюши обыскивая её в поисках удостоверения - отец сказал бы что амереканизмы засорили даже её язык, на что , если бы он заявил это ей в лицо она без сомнения ответила бы - Sure, Dady.
    Вот удостоверение с фотографией, ключи - нужно взять с собой, бумажник - что в нём? Опять мелочь! Кредитная карта, но что толку от неё без пина?
    Подошла к компьютеру, заказать билет через фирму съэкономив собственную наличность? Она двинула мышь выводя компьютер из режима сна, скринсейвер в виде рыцаря в сияющей броне патрулирующего края экрана погас, и он уперлась в окно ввода пороля. Damn!
    Можно было прочитать у Киомо, но для этого та должна была быть в сознании, а силы Каюши не позволяли как в фильмах про джедаев заставить её забыть проишедшее - в конце концов это была её подруга и она не хотела причинять ей зла. Когда проснётся вспомнит просто момент когда вдруг потеряла сознание. Если же напрямую сканировать сознание это не останется незаметным.
    Придётся пользоваться тем что имею. Каюши подошла к окну и смотря в своё отражение на стекле для пробы поменяла форму превратившись в точное подобие Киомо. Изменился и рост и одежда и черты лица. Сойдёт - она вернулась в собственной форме.
    Она ещё несколько секунд стояла у окна рассматривая серой скрытое смогом небо в промежётках между скрывающими его небоскрёбами делового квартала. Губы сами по себе сложидись в слова знакомой детской песенки которою раньше напевала ей мать.

    Отвратительное солнце
    прожаренно плохо,
    без корки и жира
    Помятое, с жилами

    Сырое внутри
    Сгоревшее снаружи
    Исчезни за тучами
    Пусти стужу

    Приправь облаками
    Посоли снегом
    Добавь уксуса
    Дождя по вкусу

    Ударить громом
    Перевернуть и снова
    Знакомьтесь - блюдо
    Попробовать - чудо

    Подавать - стылым
    С холодным пивом
    Оближешь пальчики
    Налетай, мальчики!

    Вообщето могла бы долететь до цели и сама, воздух был её натуральной стихией, как она осознавала сейчас., но это займёт слишком много времени. Снова взглянула на серую дымку смога скрывавшую горизонт - к тому же отравилась бы не успев даже вылететь из Токио, усмехнулась она.
    Нет, придётся отправлятся традиционным путём.
    Она вышла из комнаты, убедившись что никого вокруг нет, ключами взятыми у Киомо заперла комнату и уже только спускаясь вниз на лифте вспомнила что забыла проверить что за сувениры привезла ей Киомо из Америки. Вздохнула , возвращаться было уже поздно. Ну чтож, не судьба.
    Выходя из здания перебросилась парой фраз с охранником забирая свои вещи и зайдя за угол, чтобы он не видел её, приняла форму Киомо и остановила такси.
    - В аэропорт. И как можно быстрей.

    Не всё прошло как она ожидала, но главное что она благополучно долетела оказавшись в этой чужой её стране - уже намного ближе к цели, но всё ещё в удалении пары сотен километров.
    Факт что она не понимала языка, а здесь никто по японски не разговаривал, а услышав её произношения английского лишь морщили лица, значения не имел.
    То что все деньги она потратила на билет на самолёт, так что ей не хватило наличности купить билет на поезд до города в котором находилась цель - было не важно.
    То что батарейки у плэйера сели ещё в самолёте не страшно.
    То сумку с прихваченой ей тёплой одеждой своровали на вокзале - мелочи.
    Холодный весенний ветер развивал её волосы и сильнее дул в лицо по мере таго как поезд на крыше которого она сидела набирал скорость. Она достала из за спины футляр с катаной и вытянула меч любуясь лезвием.
    В нем отражались глаза проснувшегося существа приближавшегося к своей цели - её глаза.
    Глаза Дракона Скайгарта.


    ***

    И пусть это будет последний наш день.
    Живи каждым мигом, дыши полной грудью
    Ведь завтра наступит конец всех ночей
    Финал этой пьесы, фейверк в завершеньи
    Угрюмого фарса, комедии шансов
    Несбывшихся снов, сумашедших идей
    Мы жили по нотам, и умерли также
    Под грохот фанфар, на пике страстей
    Никто не узнает мораль нашей сказки
    Все критики стихнут. Живи веселей!
    Ведь завтра накроет нас бархатный занавес
    Исчезнут овации, боль станет злей
    Взорвётся и скрутит воспоминаниями
    Забытого текста, неверных ролей
    Коснётся плечей костяными объятьями
    Приветствуя как долгожданных гостей.
    Последний наш зритель, давно ожидающий
    Актёров для пьесы под пламя свечей
    Горящих в сердцах, что с тобой поменяли мы
    Клянясь понимать, самых близких людей
    "Ты знаешь", шепну я, теряя сознание
    "Возможно что если б мы были смелей"
    "Играли других мы сейчас персонажей"
    "С совсем другим текстом, значимей, важней"
    "Другим был финал бы, без яда и гибели"
    "С другою судьбой, без трагичных речей"
    "Стояло б в либретто последнею фразою"
    ""И жили счастливо, в кругу их друзей""

    А ты докажи что ты не верблюд! А кто вам сказал, что я не?
    Должен ли нормальный человек слепо верить всему бреду в реальности которого его пытаются убедить?
    Не должен, не ознакомившись с как минимум тремя независимым источниками подтверждающими развед данные. Но верит же!
    Во что легче верить? В хорошее или плохое? Конечно верить больше хочется в хорошое, но вот жизнь наперекор надежде учит готовиться к плохому - так что в глубине души мы с облегчением вздыхаем когда получаем злые вести, так как всю жизнь и предвидели чегото такого - и теперь по крайней мере не придётся томится в ожидании.
    Получив же хорошие известия мы невольно начинаем искать скрытый подвох. И вот вроде солнце всё ещё светит, люди вокруг живут и радуются этому, миру вроде и наплевать с высочайшей колокольни на злые пророчества, но чуть что и массы послушно верят вторжению инопланетян описанному по радио, прячутся в подвалах ожидая атомного удара или с ужасом считают секунды оставшиеся до конца миллениума а вместе с ним и обещаного Света.
    Вот вроде бы взять бы и забыть обо всём как о страшном сне. Прожить день как будто бы он и не последний, и не начнётся всё сначала вполночь, когда карета превратиться обратно в тыкву а я окажусь в начале такого близкого Вчера - когда с Совестью всё ещё было в порядке.
    Вот только - это будет подтверждением худшего. Того что всё происходящее вокруг, то о чём говорил Стражински - правда.
    Сегодняшний день - последний. В эпохе этого мира закончившийся сегодняшними событиями. В моей жизни и жизни всех живущих на земле.
    У вас осталось несколько часов, а потом вы все умрёте и исчезните. Мир начнётся заного, но ни вас ни меня сегодняшних уже не будет.
    Нет, нужно быть оптимистом - во первых если слова о Драконах правда, я могу и не дожить до конца этого дня, а во вторых - могу заниматься чем угодно, сделать любую глупость без боязни последствий.
    Я хищно усмехнулся и вошёл в широко распахнутые двери районного военкомата. За столом сидела женщина в форме с неряшлевой причёской и видом ужасно занятого делами человека.
    - Служу Советскому союзу! - громогласно заявил я вытынувшись по стойке.
    Она аж подскочила на месте и недоумённо взглянула на меня.
    - Вы к кому?
    - Явился по зову родины для несения воинской службы в горячих точках!
    - А вы кто собственно будете?
    - Поколение Икс! Доброволец по статье "Грудью на Амбразуру". Миротворец в противогазе. Приложение к прикладу автомата, модель 20СТуДПатр!
    -Никита Иваааановиич! - громко протянула она обернувшись в сторону длинного обшарпаного коридора.
    - Чой надо? - хмуро высунулось из одной из дверей усатое лицо в фуражке.
    - Ещё один.
    - Шли нахер к Коленко, по повестке. - рыкнул он мрачно оглядывая меня.
    - Так этот без повестки, добровольно, в горячие точки. - усмехнулась она доставая из кармана сигарету и зажигая её.
    - Не понял? - недоумённо уставился он на неё.
    Я закашлялся невольно вдохнув горького сигаретного дыма и оба собсеседника удивлённо смотрели на меня пока я пытался собрать дыхание.
    - Он же мед комиссию не пройдёт... - неуверенно заявил военный.
    - Да всё пройдёт, вчера только глухонемого в танкисты записали.
    - Я имею в виду по голове.
    - Что по голове?
    - Чем били и как долго? Ты ж только посмотри на него. Солдатик, повтори за чем пришёл? - кивнул он мне.
    - За гранатами. Я как пороху нюхнул раз, с тех пор по военной службе сохну.
    - А порох ,сынок, какого цвета?
    - Как же, белого! - удивился я.
    - Всё ясно... - тяжело вздохнул он и набрав в грудь воздуха вдруг заорал. - Вон отсюда, ередь коселовая! Наркоты зеленой только и не хватало. А ну ножками топ на выход и имечко своё оставь чтоб пометили, а то щаз санитаров вызову, шизня намазаная.
    Женщина за столом привычная к такой картине кивком указала на дверь и вернулась вниманием к своим бумагам игнорируя буйство военного позади себя.
    - Ну, блин, выродились! Добровольно в армию только шизики прут. До чего дожили. ВОН!!
    Я поспешно вышел на улицу ошарашенный такой реакцией. От всёй души хотел ведь. Пусть жизни день и остался так посвятить его благому делу. Так нет же и здесь выперли. Знал бы заранее что для того чтобы не пройти в армию сойдя за сумашедшего достаточно просто добровольно явиться в военкомат.
    Проходящий мимо человек задел меня плечём и резко обернувшись я толкнул его в спину так что он сподкнулся и чуть не выронил сумки сжимаемые в руках. Зло обернулся, взглянул мне в глаза, замер на секунду и неговоря не слова зашагал прочь, словно ничего и не случилось. Вот только спина явна наприжена, словно боится удара.
    Я улыбнулся и пошёл в противоположную сторону меряя шагами тротуар.
    Изменился ли я? Нет. Изминился ли мир? Нет. Изминились правила.
    Что вы будете делать если оказались в безвыходном положении, надежды никакой нет - а есть заряженый пистолет. В такой ситуации часть побоится дотронуться до оружия, другая же часть застрелится.
    Я же взял бы оружие и пошёл отстреливать всех подряд. Когда всё подходит к концу, всё в мире теряет смысл - не остаётся ни друзей, ни невиновных, ни любимых.
    Никто не будет горевать по тебе, никто не осознает своих ошибок узнав о твоей гибели.
    Но вот покрайней мере на короткий срок у меня будет ощущение, что рушится не только мой, но и весь этот проклятый мир. Ужас на их лицах. Судьба в моих руках. И ощущение неуязвимости от тиканья секундой стрелки часов отсчитывающей оставшееся мне время.
    Кто то вышел на улицу, а с крыши кирпич на голову. А ведь он никогда не задумывался об этом, с пренебрежением относился к каменщикам и смеялся над глупыми касками.
    И вот вышел на улицу, довольный собой, гордый - а в лицо дуло пистолета, а на другом конце ещё одно лицо - моё.
    Сострадание, батюшка, это не роскош - это навык необходимый для выживания.
    Вы не имеете контроля над обществом частью которого являетесь, но ответственность за него всё же несёте. А я объявляю этому обществу войну. Никто не знал. Баю бай. БУХ!
    Сжигать мосты нужно качественно. А то ведь идя по выбранному пути захочется обернуться - взглянуть назад, и окаменеть навеки?
    Нет. Прочь глупая злость! Кто ты такая чтобы диктовать мне что делать? Тьфу! Эмоция основаная на прошлом зле. А у меня нет прошлого. Значит и злиться мне не на что.
    Правила игры изменились, но из за этого только и стало ясно что всё происходящее - игра. Пора делать ход. По законам мира - я враг. Я предатель пускающий противника на свою территорию. Я обгорелые останки себя былого.
    Ну раз уж таковы законы - будем играть по правилам мира, до поры до времени.
    Просто следовать указаниям. Бросок кубика. 4 клетки вперёд. Бросок - пропусти ход - Э нет! Не со мной! - Переброс - Шестёрка. - Я стою перед дверьми знакомого книжного магазина.
    Алиса! Чёрный рыцарь на твоём поле. Мат тебе и шах Миру.
    Смотрю в отражение в витрине.
    Неужели это я?



    Pause//Play!

    Ощущение что сердце бьёт в ломаный ритм дикой мелодии гоня по венам красное - не кровь, пламя - словно спец эффект из очередного голивудского боевика - реактр в центре базы взорвался и ты видишь несущееся по корридорам беспощадное пламя - всего миг, но его повторяют и показывают с разных углов снова и снова.
    Вообще время теряет значение - есть череда событий с помощью которых можно вести отсчёт - шаг, взрыв, удар сердца, поворот камеры - а между ними бесконечная пустота не вошедшая в кадр и моё сознание имеющующее всю вечность для принятия решения и перехода к следующему мгновению оканчивающимся такой же пустотой.
    В глазах вспышки повторяющихся взрыров а в голове только ритм саундтрека придающий всему происходящему смысл.
    Сознание, выражение лиц персонажей, крики боль и ужас - ничего не имеет значения - всё идёт правильно, как должно - пока мелодия соответствует происходящему.
    Жизнь уложенная в четыре минуты знакомой музыки - начинающаяся ещё до первой ноты - мы знаем мелодию наизусть и нарастающая в предвкушении гитарного проигрыша и кульминации конца. А потом?
    Random.
    Там будет видно.
    Любое сумашествие абсолютно нормально пока играет музыка. Некоторые народы считают что человеку дарован дар слышать мелодию жизни - и худшей участью считалось бы перестать внимать ей.
    Цивилизованный же человек привык не прислушываться к звучащей вокруг музыке а жить в такт медленному, почти не слышному ритму городского быта. Незамечая этого шагая в строй с миллионами таких же людей отбивающих этот ритм.
    И потому когда вдруг сталкивается с собственной индивидуальной мелодией, это чаще всего оказывается шоком для него - нитерпретация хромает, понимание искажено, единственное что остаётся - боль от столкновения непривычного с вечной мелодией прожитых лет и желание действовать в ритм - наперекор всему, в урон себе, слабым нетринерованным телом и сознанием следовать губящему танцу родившемуся невовремя и в не правильной душе.
    И вот ты сумашедше улыбаясьи кивая головой в такт музыке шагаешь по улице.
    Мой танец не из движений - из действий. Пришёл. Увидел. Победил. Улыбнулся. Сорок секунд до конца.
    Я открываю дверь книжного магазина, Сергей смотрит на телефон - ждёт звонка. Форлорт сидит закинув ноги на стол листает документы. Михаил в белом плаще смазывает оружие. Юля смотрит на телефон, отводит взгляд - нужно закончить рисунок. Стражински пустым взглядом уставившись в стену сидит за своим письменным столом. Совесть спит. Алиса в подсобке магазина слышит звонок колокольчика на открывшейся двери.
    Оглядывая помещение я беру со стойки книгу с закладкой - наверно, ту что читает Алиса и сажусь в удобное кресло в середине помещения. Юля удаляет непонравившуюся линию, потом решает по другому и выбирает в менюю опцию Undo. Михаил встречается взглядом с настоятелем и тот кивает ему в ответ подтверждая его мысли. Сергей уворачивается от удара демонстрируя ученикам правильную технику ухода от атаки. Совесть спит. Стражински закрыл глаза. Алиса идёт в холл магазина.
    Я достаю из кармана зажигалку - откуда? Не моя, не курю ведь. - вырываю из книги лист не смотря на название, подношу его к пламени и смотрю как он чернеет, на секунду становится прозрачным и лизнув мои пальцы огнём рассыпается пеплом. Михаил вставляет обойму и смотрит на новые электронные часы на руке - у них у всех такие. Сергей забыл о телефоне, он целиком и полностью сконцентрирован на выполняемом комплексе. Юля сворачивает окно и открывает оригинал фотографии служащей образцом. Совесть спит. Стражински, всё ещё с закрытыми глазами начинает мелко дрожать - движение от пальцев рук переходит в предплечья грудь а потом передаются и всему телу. Алиса стоит на пороге в недоумении глядя на меня и вырывающего из книги очередной лист. Каюши расправляет волосы давая ветру подхватить их и пригинается чтобы очередная балка с проводами не задела её усевшуюся на крыше несущегося поезда. Слэйер улыбается и повторяет выученые фразы - снято!
    Я улыбаюсь и поджигаю сжатый в руке лист, пламя жадно лижет пальцы. Подхожу и с силой сжав запястье Алисы вкладываю туда догорающие останки - она невольно пытается отдёрнуть руку, раскрывает пальцы и из ладони сыпится лишь чёрный пепел - не осталось ничего, ни ожога, ни клочков бумаги, прах развеян воздухом.
    -Кто ты? - вопрос который она хочет задать, но задаю его я. 2 минутты 43 секунды. 12 секунд припева. Ритм ускоряется.
    Щелчёк передёргиваемого затвора. Удар, перемещение, удар. Undo, Undo, Redo?
    Звук аппарата отсчитывающего пульс. Сухие пальцы с силой вцепляются в подлокотники кресла. Попытка вырваться из захвата. Тяжесть слишком большого меча за спиной. Дамская сигарета сжатая в тонких пальцах.
    -Кто ты? - сжимаю запястье сильней. Уже два человека поймано в эту мелодию. Бежать не куда и она это знает. Испугано смотрит в глаза по молчит.
    - Какая роль предусмотрена тебе? Не лги, не поверю!
    - Гад!
    - Я не выбирал правила. Что ты знаешь о происходящем?
    - Ты не имеещь права! - крик боли, я отряхиваю руку только что хлустнувшую её по щеке. - Ты сумашедший!
    - 3...2...1... Вступает хор. - я гляжу её в глаза. - Я ничему уже не верю. Не верю в случайности. На чьей ты стороне? Заодно со Стражинским?
    Отрицательный кивок.
    - Програма как я?
    Нет.
    -Первая? - молчание, отчаянный взгляд. - Чужая здесь.... ясно. Да ничего не ясно.
    Не важно. Игра всегда велась в слепую, так что бессмысленно сейчас менять правила. Я не блефую - я ставлю всё на шанс дожить до полуночи и может узнать что то большее о происходящем вокруг.
    Толкаю Алису в кресло в котором только что сидел сам. Я повышаю ставку. Там будет видно удасться ли сорвать джекпот или же совершил ошибку поставив на кон Всё. Опции выйти из игры у меня не было никогда.
    Вот стопки книг в углу ещё связанных шнуром. Я беру со стойки ножници и перерезаю веревки - Алиса не сопротивляется когда я связываю её - лишь смотрит в пустоту словно увидела призрака - прошедшего года или грядущей беды? Она слышит тоже что и я, я уверен.
    Раскладываю книги вокруг кресла, образую странную пентаграму, вырываю страницы - раскидываю их вокруг. Всё готово. Жизнь - поэзия действия. Поэтому бессмысленно пытаться добиться ненужных слов. Единственный ответ на который я могу надеятся - ответ действием.
    Беру Алисин сотовый, новая модель с камерой. Зажигаю один из листов и кидаю в угол - вокруг мгновенно вспыхивает пламя, но быстро прогорает оставляя лишь пятна пепла на деревянном полу - не пойдёт.Занавеска - точно. Теперь огонь прогорает не так быстро, медленно, неохотно продвигается по бумажным обоям - загарится ли карниз?
    Алиса не кричит, не двигается. Взгляд растерян, она всё ещё не осознает ситуацию в которой оказалась. Её фигура - тёмный силует на фоне объятой пламенем стены на заднем фоне. Такое короткое видео я и снимаю на сотовый в конце поворачивая его к себе и давая захватить в кадр мой лицо с отблесками плоамени в глазах.
    Отправить видео Сергею и смотреть защищена ли Алиса правилами, какую роль играет он в этой комедии, и насколько правящей стороне нужна моя фигура на доске.
    Рыцарь поставил шах обоим игрокам. Не пат. Апокалипсис?
    Выхожу прочь. Алиса раскрытыми от ужаса глазами смотрит на медленно подбирающееся пламя - пока ещё даже нет удушлигого дыма, бумага прогорает легко - но она знает что он придёт. Сергей оглядывается на звенящий сотовый - пришло сообщение. Юля выклюбчает компьютер и берёт свой телефон, набирает номер. Михаил на коленях - в молитве. Стражински пришёл в себя - листает на мониторе картинки с камер наблюдений вокруг дома. Совесть спит. Каюши встала во весь рост и направилась к локомотиву несущегося поезда. Слэйер выронила сигарету, расширила глаза, прислушивается к чему то.
    - Алло?
    - Здравствуй, ну как сегодня?
    - Как договаривались.
    - Ну тогда пока! - улыбка по беспроводной связи. Юля кладёт трубку. Сергей смотрит на экран - входящее сообщение - видео.


    ***

    Slayer.
    Эмеральд Старрэйн Дрэйк - такое имя стояло у неё в паспорте. Целое поколение американцев взяло моду придумывать своим детям оригинальные имена "со значением" за что до конца своих дней заслужили их презрение.
    Представьте как на вас будут смотреть люди, когда знакомясь представляетесь:
    - Очень приятно, Космическая радуга. - протягивая руку для рукопожатия и так и держа её в воздухе пол минуты пока до собесебника доходит сказанное. Или например - Принцесса Ангелов, Сапфирная надежда...
    Неизвестно чем два человека зачавшие тебя думали выбирая такое имя, но если его не сменить половина дорог навсегда останутся для тебя закрытыми в терпимом, свободном и до шеи занятьм борьбой с дискриминацией королевстве соодинённых штатов Надежды.
    Друзья звали её Эмстар. Недруги - хэмстер. Фэны, под псевдонимом - Эмбер.
    Мир знал её по сущности - Слэйер.
    Она целенаправлена шагала по волнам залива, прочь от материка, платье промокшее насквозь, полускрытая зависшей над водой пеленой тумана. Голые ступни касаются и чуть погружаются в воду - как будто под рябью волн плоскость дна по которой она шагает.
    Вот ещё один вертолёт. Пытается залететь спереди, заснять крупным планом для новостей. Слишком много их здесь, как мух, жужжащих вокруг, боящихся подлететь слишком близко чтобы волнами от винта не нарушить удивительный феномен.
    Слэйеру не было дела до них. Ничто на этой планете не имело значения кроме предназначения.
    Она услышала зов во время сьёмок на одном из пляжей восточного побережья, наделав не мало шуму когда ни с того ни с сего зашагала в море - её чуть не бросились спасать, думали идёт топиться, мало ли что этим звёздам взбредёт в голову. Личность творческая - создание хрупкое.
    Она усмехнудась про себя, не позволив улыбке пробить маску её прекрасного сконцентрированного лица.
    Краем мозга она осознавала сообщения репортажей бурлившие не хуже волн во время бури в радиоэфире вокруг неё.
    "Божественное откровение! Экстрасенсорные способности, левитация. Инопланетяне. Секретные разработки пентагона. Конец света. Антихрист. Большой обман".
    Когда пришёл зов мир вокруг словно померк - превратившись в отвратительное чёрно белое кино. Она смотрела вокруг и видела разлагающиеся полумёртвые каркасы людей ходящих по съёмочной площадке. Безжалостные радиоактивный круг солнца в загазованном небе. Токсичные воды залива выносившие мутировавших рыб и мусор творения человеческих рук.
    Тот кто придумал этот мир был сумашедшим. Психом которого нужно было держать под замком, в дали от мест где он может натворить бед. И судя по всему он пытался сбежать, снова.
    Она рада была покончить с отвратительным и жалким существованием в роли жителя этого мира которое влачила до сих пор неосозновая этого.
    В голове звучала знакомая с момента создания мелодия - г..н конца. Г..н справедливости, г..н расплаты. Г..н пророка Горького Конца - её г..н.
    Она раскинула в стороны руки и невидимая волна разметала по потемневшему небу игрушки вертолётов заставив их взорваться огнеными шарами на секунду наполнив радиоэффир дикими криками.
    Единственное чего её не хватало - забытых на пляже сигарет. Не по глупой людской зависимости - а просто хотелось почувствовать перед собой элемент родной стихии - огонь, вдохнуть глубоко в лёгкие дым и не выдыхать наслаждаясь горьким жаром разливающимся по телу.
    Обычно она не играла в боевиках, предпочитая рлмантические роли - но на этот раз предложение было таким от которого невозможно отказаться.
    В расплату за одну выполненую работу к ей предлагали дымящиеся руины этого жалкого мирка. Воистину, вселенская щедрость.Первый долго ещё не оправится от её удара собирая осколки сознания чтобы попробовать воссоздать этот сон.
    Убить она его не могла, но этого и не требовалось.
    Над головой с оглушительным грохотом пронёсся реактивный самолёт. Быстросъориентировались из разряда интересного феномена переведя её в категорию неизвестной опасности. Вот теперь можно и улыбнуться. Уверена что эту улыбку сейчас транслируют со спутника и те кто видит эту фигурку шагающую по холодной глади моря сейчас в ужасе замерают. Концентрация воли и она миллиардами своих глаз смотрит с включённых экранов телевизоров во всём мире высматривая свою жертву.
    Здесь. Она останавливается и словно поднимая большой груз поднимает левую руку. Смена стадии - глаза вспыхивают синим огнём.
    Разгоняя волны из глубины перед ней поднимается громада подводной лодки.
    Она вдруг резго разгоняется бежа по волнам к чёрным металическим стенам с которых всё ещё с шумом стекает вода - лодка уже выше уровня на который может всплыть нормальным путём.
    Снова панические крики. Антена связи испаряется в на мгновение возникшей синей дымке не оставляя и пепла. Так то лучше.
    Тонки пальцы касаются корпуса металического гиганта и медленно но легко как бумагу, вминают метал внутрь - только раздирающий душу скрежет никак не вяжется с этой картиной.
    Прижимается всем телом к металу и словно погружается внутрь, исчезает за слоями железа - вспышка там где она была взрыв и искарёженные осколки вылетающие наружу. Она уже шагает по узким коридорам подводной лодки. Капли стикают с волос и мокрого платья на решетчатый пол. Вспышки сирен. Красные тона нравятся ей.
    Удивлённое лицо матроса выбежавшего из за поворота вспыхивает разноцветным пламенем которое словно дивое существо накидывается на него подирая кожу, на миг оголив череп, ныряет через прозженую дыру в том месте где были глаза - вспыхивает изнутри - свлим зрением она видит как пламя наполняет изнутри кости. Не нудно - отпусти. Тело рассыпается в прах и искра падая на пол уносится по коридору - к следующей жертве.
    Запертый отсек. Дверь просто исчезла мгновенно аннигилирована словно ей никогда и не было. Два кресла с обгоревшими скелетами вопрошающе смотрящих на неё наполнеными огнём глазами. Отбой.
    Вот оно
    Опускает ладонь на пульт. Замыкание, появившееся пламя ныряет внутрь по проводам уносясь в глубь. Подтверждение на экране. Отсчёт. Глухой гром и содрогание встряхивающее корпус. Один, две, три.
    Четыре баллестические ракеты с атомными боеголовками уносящиеся в высь, одержимые и управляемые её огнём - привлекаемые её Жертвой.
    Всё же лучше не оставлять дело на слуг - нужно быть там самой. Закрывает глаза. Яркая вспышка пробивающаяся слепящая даже сквозь закрытые веки. Подводной лодки нет, лишь пепел зделавшей воду на километр вокруг чёрной. Она зависла в метре над водой но медлено опускается обратно к поверхности. Воздух не её стихия.
    Грохот очередного истребителя пронёсшегося над головой хлестнув её звуком.
    На его радаре она видит авианосец в 12 милях от сюда.
    Она может и не умеет летать - но умеет кое что другое.
    Поворот - новая цель.
    Ненавижу воду.

    Стадия Восьмая. Первый тест.

    http://zhurnal.lib.ru/l/lis_m/


А вы что думаете?
Имя
Пароль Войти
E-mail
Код
Тема
Текст

(Выделите текст)
К списку

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru