Satoru - Сферы. Гл2.(пр)

К списку
СообщениеАвторДата/Время
Сферы. Гл2.(пр)
Satoruвт 27 мар 2007 00:45:52

    - Остановимся здесь передохнуть, - распорядился Спирит и первым уселся на траву около горки.
    Корелья пожала плечами ни чуть не находя это место лучше других. Она бы предпочла засесть где-нибудь в парадной, чем здесь на открытом воздухе, под ясным голубым небом, в безмятежности которого прятались стальные крылья скайельфов. Ее вообще нервировала сложившаяся ситуация: тащиться среди бела дня по территории Детей Неба – это само по себе было безумием, но то, что никого из скайельфов не было видно, настораживало ее еще больше. Девушка недоверчиво осмотрелась еще раз и села около сруба домишки под горкой, так чтобы спину и один бок закрывали бревна. Соелья вообще забралась внутрь домика, потревожив семейство белок, видимо облюбовавших его, как свое пристанище. Зверьки по началу яростно щебетали и цокали, но девушка спирельфов договорилась с ними, и белки, успокоившись, вскоре уже сидели у нее на коленях, лакомясь кусочками персика, который она выудила из сумки. Лана наоборот отошла в сторону от горки и села под деревом похожим на березу, рядом с ней разместился Леха. Она достала из сумки бутерброды и сок.
    - Хорошо здесь. Даже не верится в этих ужастиков с крыльями, - Леша запрокинул голову и отхлебнул яблочного сока из пакета.
    - Да, все такое спокойное, солнечное. Сейчас бы вздремнуть, - Лана привалилась спиной к теплому стволу и закрыла глаза, как ей показалось всего на несколько секунд.
    Разбудил ее протяжный свист и, что-то с силой ударило в ствол рядом с ее головой, отбросив в разные стороны щепки. Сработала реакция, приобретенная ей за эти годы хождения сюда, она нырнула за ствол и прижалась к земле и, лишь потом принялась оглядываться и разбираться, что происходит. В землю рядом с ней воткнулись еще пара арбалетных болтов с разрывными наконечниками. Лана откатилась, ища глазами того, кто в нее стреляет, наращивая между указательным и средним пальцем металлический дротик. Ни Лехи, ни кого другого из ее компании видно не было. Высмотреть нападавшего у нее не получилось, вокруг было слишком много теней и ярких цветных пятен. Решившись Лана закрыла глаза и переключилась на внутреннее зрение, все вокруг стало не таким красочном, только черный и красные цвета, но зато она сразу увидела арбалетчика, он сидел на горке, прячась за поросшими мхом перилами, среди низко пригнувшихся ветвей ив. Можно было бы и сразу догадаться, что он стреляет с возвышенности. Она огляделась, он был ни один, неподалеку прятались еще двое, державшие наготове метательные ножи. Позади них просматривался связанный человек.
    «Наверное, Леха», - подумала Лана и, быстро вскочив, швырнула с обеих рук дроты. Уже разбегаясь, она отметила, что арбалетчик схватился за грудь. «Лишь бы не убила». Добежав до, тех что были в кустах, она мельком осмотрела их и, убедившись, что дроты попали в нужные точки тела, так что бы не причинить большого вреда организму, но вырубить человека, подхватила скрученного по рукам и ногам пленника, им, конечно же, оказался Леша. Тащить его на себе было не сподручно, поэтому, забежав в соседний двор, она нырнула в ближайшую парадную и притаилась прислушиваясь. Отсидев минут пять, и, не обнаружив, звуков погони, Лана развязала Алексея.
    - Ты как? – спросила она шепотом.
    - Нормально.
    - Очень испугался?
    - Нет, не успел, - признался он, - А как ты их, я не понял?
    - Потом расскажу, где остальные?
    - Не знаю, я пытался тебя растрясти, а ты все не просыпалась, и поэтому не видел, куда они делись.
    Лана неожиданно заподозрила неладное, что–то в Лехе было не так. Она закрыла глаза, и попыталась посмотреть на него.
    - Все еще хочешь узнать мой секрет, Спирит? – произнесла Тамерлана, открыв глаза. Очертания Леши заколебались и истаяли, выпустив наружу совершенно другую личность.
    - Как ты догадалась? – он был не возмутим, даже бровью не повел.
    - Где Леша?
    - Он с Корельей и Соельей, я послал их вперед.
    - За чем?
    - Я знал, что скайельфы нас преследует, решил, что будет легче с ними разобраться, разыграв из тебя приманку.
    - Скотина, - не задумываясь, произнесла Лана, чувствуя себя преданной.
    - Но ведь сработало же, - Спирит улыбнулся и провел рукой по волосам.
    Она удивленно посмотрела на него, увидев его совершенно в другом свете. Так странно: Лана привыкла, что он холоден, необъясним, что в нем очень мало настоящего человеческого, но тот, кто сейчас сидел рядом с ней проявлял вполне человеческие чувства, он был доволен собой и в некоторой степени горд за то, как все прошло по его плану. Спирит всем существом искренне радовался своей затее.
    - А ты молодец, справилась, как и ночью на площади, - он повернулся голову в ее сторону.
    Лана почувствовала, что краснеет под его взглядом, ей было очень приятно слышать похвалу от Спирита. Внутреннее уже разлилось ликование: «Ну, наконец-то, заметил, остолоп».
    - Как ты это делаешь?
    - О, это легко я с самого начала… - Лана прикусила язык: «Чуть не проболталась, тетеря».
    - Спирит, я не могу тебе рассказать, - удивительно, она чувствовала себя виновато.
    - Но мне было бы проще, если бы я знал на, что ты способна, - искренность выражения его лица прямо подкупала.
    Лане так захотелось ему все рассказать, что аж внутри головы что-то зачесалось. Уж очень редко случались с ним моменты подобной заинтересованности ее персоной, и она ценила их, как величайшую драгоценность. «Я дала слово. Нет, ничего не скажу. Нельзя», - борьба продолжалась доли секунд, и стоила ей не малых душевных сил.
    Тамерлана мотнула головой и отвернулась, чтобы не видеть Спирита.
    - Ну, ладно, не хочешь, так не хочешь. Не понимаю, почему ты мне не доверяешь?
    Она посмотрела на его огорченное лицо: «Блин, Морелит, что б тебя».
    - Пойдем. Нужно остальных догонять.
    На фоне светлого прямоугольника входа в своей черной одежде с светлыми бликами играющими в темных волосах Спирит выглядел невероятно романтично на взгляд Ланы и она уже готова была ему простить непреднамеренное «предательство». «В конце концов, он руководствовался общим благом», - подумала она, поднимаясь на ноги.
    Оказавшись на улице, они попытались держаться в тени домов и не высовываться на открытую местность. Им повезло, здесь здания стояли ближе друг к другу и практически все свободное пространство между ними занимали кусты боярышника с густой листвой. Среди его ветвей, изукрашенных острыми колючками, гнездились воробьи, они перекликались между собой, совершенно не обращая внимания на идущих мимо людей, занятые своими повседневными птичьими заботами. Только иногда, когда Лана оказывалась слишком близко к маленькому гнездышку с птенцами, раздавалось возмущенное чириканье, и перед ней на краткий миг в воздухе зависала сердящаяся серенькая птичка, часто-часто хлопая крылышками.
    Выбравшись из маленького птичьего рая, они оказались на перекрестке, посреди которого возвышалось высотное здание из красного кирпича, все остальные дома выходили в это место углами, создавалось такое впечатление, что они точно лучи звезды расходятся в разные стороны отсюда.
    - Где это мы? Я никогда здесь раньше не была, - удивилась Лана, осматриваясь.
    - Мы у цитадели Детей Неба, - спокойно ответил Спирит.
    - Что? - Тамерлана в изумлении отпрянула назад к ближайшему проходу во двор, - Но за чем?
    - Здесь будет легче всего пройти, под самым их носом. Они нас здесь не ждут, - Спирит помолчал несколько секунд смотря на нее и хмурясь, затем подошел и взял за руку, - Не бойся, у нас получится здесь пройти. К тому же сейчас большинство из Детей Неба охотятся за Соельей.
    - Ты послал их на верную смерть, - она выдернула руку из его руки и отступила еще на шаг.
    - Я бы не стал так на твоем месте за нее переживать. Она встретит нас на границе земель Мертвого Города.
    - Я переживаю не за нее.
    - Ах, да, ты о своем друге. Ну, знаешь, он уже сыграл задуманную Ра роль. К тому же даже если его и убьют, то он просто вернется на ту сторону завесы.
    - Ты когда-нибудь умирал? – неожиданно спросила Лана.
    - Нет.
    - Так я и знала. Значит, ты не знаешь, как это когда уходит свет, тело холодеет, а сознание сжимается, пока не превращается в светящуюся точку, а потом тает и эта точка, и ты остаешься один в полной темноте и очень медленно задыхаешься. Ты этого не знаешь. Куда ты их послал?
    - Ты должна идти со мной, - взгляд Спирита стал холодным и чужим.
    - Нет, я должна найти Лешу. Где они сейчас?
    - Значит, ты так решила? Тебе не важен Морелит?
    - Морелит уже умер и ему все равно, а Леша и Корелья еще живы и я должна им помочь.
    - Но ты забыла, что ты должна оживить Морелита. Так хочет Ра.
    - Мне наплевать чего хочет Ра, с твоей помощью или без, но я должна найти Лешу – все остальное не так важно, - Лана понимала, что добраться в одиночку ей будет сложно, к тому же она не имела представления, где сейчас Корелья с Алексеем, но остаться в стороне и продолжить свой путь в безопасности, зная, что им угрожает, на такое она была не способна, хотя в душе ужасно боялась встречи с скаельфами и настоящего боя с ними. Бой – это не нападение из-за угла, когда, метнув пару дротов, она могла избавиться от противника; бой – это практически всегда смерть одной из сторон, но если она убьет, ей уже будет не вернуться сюда. И все равно ей нужно была идти. Нельзя убегать всегда, когда-нибудь придется встать перед лицом судьбы. «Там разберемся», - утешила она себя, своей любимой фразочкой.
    - Где они, Спирит, я не шучу? – она надвинулась на него, распахивая на спине крылья, отлично осознавая, как сейчас выглядит. «Я не понимаю тебя, Спирит. Мне всегда казалось, что ты скрываешь то, какой ты на самом деле. Но может, я ошиблась? Может ты действительно всего лишь циничный расчетливый ублюдок, как не раз называл тебя Морелит в разговорах со мной? И я до сих пор слепа?»
    - Они в Красном Квартале, - произнес он, глядя на нее.
    - Спасибо, - Лана развернулась, глубоко вздохнула, выбирая на перекрестке тот «луч», который бы шел в нужном ей направлении, и ринулась через открытое пространство, это был самый короткий путь и самый опасный, но ее личная безопасность сейчас отошла для нее на второе место. Приняв решение, она перестала уже оглядываться и сомневаться, теперь настала время действовать.

    Красный квартал располагался на спорной территории между кланами Детей Неба и Детей Металла. Спор за него шел уже на протяжении толи пять, толи шести тысяч лет с попеременным успехом. В этом месте никто давно не селился, и большинство зданий превратились в руины. Когда-то, по глубокому убеждению Ланы, это наверняка было одно из красивейших мест города. Четыре улицы, ограждавшие правильный квадрат территории, в котором было заключено озеро с невероятной светящейся водой и пляжем из мелкого белого песка. Здания, выстроенные на этих улицах, разительно отличались от всей другой архитектуры города, напоминая постройки древних греков в мире Ланы: колонны, низкие портики, широкие ступени. Основой везде служил известняк и мрамор. При чем и сами улицы были выстланы этим дорогим по земным меркам камнем нежного розового оттенка, плиты подгонялись настолько плотно, что растения так и не смогли пробиться сквозь них и только в некоторых местах виноградные лозы осторожно взбирались по остаткам колон и покрытым трещинами ступеням лестниц. Статуи неизвестных скульпторов выглядывали из небольших садиков во внутренних двориках домов, овеянные молчаливой грустью. Название квартала пошло не от цвета построек, так как большинство домов были либо белыми, либо розовыми, а от количества погибших здесь. Поговаривали, что в квартале за эти столетия не осталось свободного метра мрамора, не политого чье-либо кровью, но все же это не убавляло желания Детей кланов завладеть кварталом. Тамерлана знала место расположение этого магического «квадрата смерти» по отношению к цитадели Детей Неба, все-таки примерные карты города имелись во всех кланах, а так как Морелит часто устраивал военные советы в ее доме, то и она смогла изучить их.
    Лана преодолела половину перекрестка и свернула на серево-запад, оказавшись на одном из «лучей» и удивилась. Все-таки на «лучах» она не бывала никогда, слишком уж близко подходили они к сердцу территории клана Детей Неба. Дома были выстроены в «притирочку», то есть никакой возможности укрыться между ними в случаи нападения сверху у нее совершенно не было. Точно в ущелье, зажатая между гладкими вертикальными стенами из камня, ей предстояло преодолеть около двухсот-трехсот метров прежде, чем постройка вновь становилась привычной дворовой, и можно было спрятаться и пересидеть в тени. Стекла в окнах домов сохранились в целости и напоминали своей блестящей поверхностью зеркала, отражая дневной свет так, что ни оставалось, ни одного случайного клочка тени. Лана почувствовала себя, как на ладони, вот она - иди и бери, но поворачивать назад было поздно, поэтому, не сбавляя скорости, она влетела на эту прямую, как стрела, улицу и понеслась. Ей казалось, что на нее смотрят тысячи глаз и тысячи лиц из этих зеркальных окон, что они смеются над ней, продляя мгновения ее жизни, а на самом деле готовы наброситься на нее. Она бежала, боясь смотреть по сторонам, поэтому не сразу поняла, что преодолела «зеркала» и оказалась уже на нормальной улице.
    «Не уж то проскочила? Не может этого быть», - подумала Лана, слегка замедлив бег, и стараясь держаться стены ближайшего дома.
    В конце улицы она свернула на север и, следуя новому направлению, побежала быстрее, все еще продолжая поражаться, что не встретила ни одного патруля или просто одинокого скайельфа. Сердце, которое до этого работало в бешенном ритме, начало замедлять свой бег и успокаиваться и в тот момент, когда она уже почувствовала себя в относительной безопасности, Лана вылетела и со всего размаху врезалась, в буквальном смысле этого слова, в скайельфа. Затормозить она уже не успела и просто впечаталась в его спину со сложенными металлическими крыльями, сшибив его с ног. Они пролетели вместе около метра, прежде чем Лана, еще вдобавок ко всему, рухнула на него сверху.
    - Извини, - только и нашлась, что сказать она, с силой нажимая ему пальцами на шею и безошибочно попав в точку сна. В голубых глазах скаельфа проступило изумление, а затем он обмяк, уронив голову на асфальт. Лана поднялась, отряхивая колени и откидывая с лица волосы и, в ужасе замерла. Прямо напротив нее стояло еще два скайельфа с выражениями полного изумления на правильных лицах. Видимо ее появление для них было такой неожиданностью, что они до сих пор не могли прийти в себя. Но сейчас, когда она на их глазах вырубила их товарища, они похоже сообразили, что к чему и синхронно, точно являлись отражениями друг друга, вытащили мечи. Лана сглотнула, драться с ними не было ни только желания, но и возможности, а, главное, уж точно ей тогда до Лехи ни добраться. Поэтому она сделала единственно возможное в данной ситуации, развернувшись в нужном направлении, Лана кинулась бежать с воплем:
    - Мама!
    Скайельфы естественно кинулись за ней, не собираясь так просто ее отпускать.
    «Вляпалась. Все-таки вляпалась. Боже, если ты меня слышишь, помоги», - вообще-то в бога она верила слабо, но как говорится, чтобы не помогло, лишь бы помогло, а уж верить или не верить разберемся потом.
    Выскочив на очередной небольшой перекресточек, она налетела еще на двоих Детей Неба, они тут же присоединились к ее догоняющим и, теперь, желающих проткнуть ее мечем, стало в два раза больше.
    Удрать от них у нее нет ни единого шанса, самое большее, на что она может надеяться, так оторваться от них на некоторое время, но это еще пока они не пустили в ход свои крылья. Если скайельфы догадаются взлететь, то ей придет конец, так как в полете им нет равных. Лана свернула на очередном углу и понеслась дальше, улица была короткой, и если прибавить скорости, можно будет вырваться из их поля зрения, свернув на углу. Не особо понимая, чем ей это может помочь, Тамерлана все же увеличила скорость и как и ожидалось: оказалась за углом гораздо раньше Детей Неба. С одной стороны улицы около домов рос большой куст шиповника, разносящий в воздухе одуряющий аромат зацветших розово-красных цветов, над ним раздавался гул работающих пчел. С другой стороны улицы громоздились одна на другой несколько старых ржавых машин, покрывшихся зеленым мхом, а за ними проваливающийся под землю дом, в стене которого виднелась непонятная кривая щель. Недолго думая, Лана забежала за машины и на всей скорости всунулась в это темное отверстие, из которого ощутимо пахло сыростью. Она почувствовала, что обдирает крылья о стену и, распахнув их, подняла вверх, тем самым, освободив немного пространства у себя за спиной, так что стало свободнее дышать. Протиснувшись дальше по щели, Лана попала в темное помещение. Здесь царил совершенно непроницаемый мрак и тишина, где-то размеренно капала вода. Постояв несколько секунд и позволив своим глазам привыкнуть к темноте, она различила лестничную площадку, видимо то, что она приняла изначально за щель, было когда-то входом в этот подъезда, а теперь дом, проваливаясь под землю, складывался по полам. Прямо перед концами пальцев ее ног расстилалась глубокая пропасть. Впереди, на той стороне виднелась квартира, ее деревянная дверь, уцелевшая неизвестно каким образом, криво висела на одно петле и была распахнута настежь. Дальше была видна лестница, уходившая наверх. Здраво рассудив, что поднявшись по лестнице она попадет на крышу и сможет выбраться через нее, Лана решительно разбежалась и перепрыгнула провал. В тот момент, когда ее ноги шаркнули по неровной поверхности площадки, в квартире с распахнутой дверью послышались торопливые шаги, во всяком случаи так показалось ей. Она замерла, боясь пошевелиться, и прислушиваясь, не последует ли еще звуков из заброшенного помещения, по спине пробежали мурашки, вода, мерно капая, отмеряла время в сплошной оглушающей тишине дома. Лане чудилось, что кто-то застыл около входа в квартиру и теперь так же как она вслушивается в звуки.
    «Не будь, дурой! Здесь никого нет, наверное, крыса пробежала. Ну, хватит трусить, нужно двигаться», - глубоко вздохнув, она решительно направилась к лестнице и даже успела подняться на первые четыре ступеньки, когда у нее за спиной раздался оглушительный грохот.
    Лана резко обернулась, чтобы увидеть, как из квартиры выкатилась металлическая миска и, оглушительно грохоча, провалилась в дыру в полу. Тамерлана застыла слушая далекий удар о дно пропасти и всеми нервами ощущая, что за ней наблюдают, тьма вокруг как-то разом стала гуще и в ней чувствовалось напряжение и готовность к прыжку, даже шум капающий воды стал приглушеннее. Простояв так несколько минут она уже было решила, что ничего не произойдет, но из темноты заброшенной квартиры появилась огромная белая рука, покрытая густыми светлыми волосами, пальцы, которой украшали длинные изогнутые серые когти. Рука оперлась о стену, а следом появился и владелец этой руки. Огромное белое тело, стоящее на двух ногах, с треугольником шерсти, начинающимся где-то в области паха и расширяющимся к плечам и толстой шее, увенчанной широколобой головой, больше похожей на собачью морду. Существо остановилось, настороженно поводя пушистыми треугольными ушами, и вдыхая розоватым собачьим носом воздух. Лана сразу поняла, что видеть монстр не может, так как глаза были покрыты белыми бельмами и слегка светились зеленым. Она стояла не в силах шелохнуться, ощущая, как с каждой секундой ноги все больше становятся ватными и ей овладевает чувство ужаса и отвращения. Тем временем существо повернуло голову к ней и, собрав кожу складками вокруг носа, оскалило черную пасть с желтыми клыками, злобно зарычав. Уже больше не думая ни о чем, Тамерлана кинулась по лестнице вверх, зная, что неизвестная тварь ринулась за ней в погоню.
    Раньше ей никогда не приходилось слышать ни о чем подобном, никто не рассказывал о существах живущих в заброшенных и проваливающихся под землю домах. Если бы она только знала о чем-то подобном, то предпочла бы лучше бегать от Детей Неба по городу под лучами жгучего солнца, чем здесь в полной темноте.
    Лестницу покрывала что-то липкое и скользкое, а перила грозились провалиться под ее руками, но она все же неслась вперед, боясь дотронуться до стен, на которых рос странный черный мох, и шевелилось что-то мало приятное. Поднявшись примерно этажа на четыре она наткнулась на завал, лестница была завалены потолочными плитами, обрушившимися на нее сверху, дальше прохода не было, за то в бок от этой площадки отходил длинный коридор, видимо этот дом соединялся таким образом с соседним. Молясь, что бы в соседнем здании оказался подъем наверх, Лана вбежала в коридор. Ее шаги подхватило эхо и принялось швырять по коридору. Она с ужасом увидела, как впереди медленно открывается одна из дверей, что тянулись с обеих сторон в этом коридоре и из нее появляется странное горбатое создание с длинными руками, волочащимися по полу и скошенной лысой головой. Это существо в отличии от пса-монстра могло видеть, его глаза горели в темноте двумя красными точками. Обернувшись на бегу, Лана убедилась, что обратного пути у нее нет, в начале коридора появился белый монстр. Она принялась, одевать свои руки в металл, уже добежав до омерзительного создания с горящими глазами и широким лягушачьим ртом с толстой желтой нижней оттопыренной губой, чувствуя за спиной рычание пса. Тамерлана с разбегу ударила кулаком в омерзительное лицо, не дав созданию опомниться, перепрыгнула через него, воспользовавшись его сгорбившейся еще больше спиной, как местом для толчка. В следующую секунду собачий монстр врезался в этого уродца, и они покатились по коридору. Лана обернулась, заметив, как яростно впиваются когти пса в сизое тело уродца, и решила, что нужно воспользоваться появившейся форой во времени, ведь здесь наверняка еще есть такие же твари. Пробежав коридор до конца, она выскочила на такую же площадку, как и оставшаяся позади, но, слава Богу, здесь лестничный пролет был в порядке. Тамерлана заспешила наверх, перепрыгивая через ступеньку и прося мысленно всех святых, чтобы чудовища дрались подольше. Она миновала один подъем, когда сверху послышался грохот и плита над ее головой начала падать ей навстречу, Лана шарахнулась назад, лестница под ее ногами обрушилась под страшным ударом плиты, и ее понесло вниз вместе с обломками. Уже в падении ей удалось прижать к груди колени, попытавшись хоть как-то сгруппироваться, ее били со всех сторон летящие обломки, защищаясь от них она прикрыла себя крыльями, последнее что Лана помнила, страшный грохот, пыль со штукатуркой забивающаяся в рот и нос и удар о «что-то» твердое.

    Очнувшись, Лана ощутила непереносимую боль во всем теле. Аккуратно ощупав себя руками, она убедилась, что кости целы и ее тело покрывают многочисленные синяки и ссадины с уже запекшейся корочкой крови. «Вот было бы, кстати, к довершению ко всему сломать себе что-нибудь. И умереть здесь от голода, не в состоянии сдвинуться с места», - от подобных мыслей она вздрогнула и поморщилась от пронзившей ее крылья боли. Обследовав крылья, она обнаружила, что одно порвано, а у другого сломана кость, служащая каркасом для натяжения перепонки крыла. Так что у нее теперь не было никакой возможности воспользоваться ими, чтобы забраться наверх. Осмотревшись Лана обнаружила, что находиться в полукруглой котловине, весь пол, и стены, которой покрывали черные корни подземного дерева, видимо, благодаря им, она и не разбилась. Вокруг валялись обломки лестницы, еще счастье, что ни один не упал на нее сверху, когда она потеряла сознание. В центре котловины, поднимался вверх черный ствол дерева, вознося свои переплетенные ветви к разлому в потолке с торчащими на сколах арматурными штырями. Света сверху не проникало, из чего она сделала вывод, что обломки прикрыли провал, а может, весь дом рухнул, так что взбираться наверх не было смысла.
    Она обернулась, ища хоть какой-то намек на то, что от сюда есть еще какой-нибудь выход. Было бы очень обидно застрять в этом месте на продолжительное количество времени, зная, что там на поверхности нуждаются в ее помощи и конечно ее нисколько не радовало знание того, что где-то по близости обитаются подобные монстры, как те что встретились ей на верхних этажах. Ее взгляд заскользил по стенам скрытым в бесконечном переплетении корней и уперся в несколько круглых дыр, в которые эти корни уходили. Подойдя поближе Лана обнаружила, что это тоннели, корни подземных деревьев не целиком заполняли их, а только обтекали стены и потолок. Заглянув во внутрь тоннеля ей удалось увидеть, что он тянется по прямой метров еще на двадцать, дальше все скрывалось в полнейшей темноте, даже несмотря на то, что ее глаза уже приспособились и кошачьи вертикальные зрачки показали все преимущества перед обычными людскими зрачками. Она уже было решила, а не обследовать ли ей и другие тоннели, на противоположной стене, но, расслышав шорох, осыпающихся камней обернулась назад, чтобы увидеть, как из-под одной из груд обломков показалась белая здоровая рука. Особого выбора у нее не было, к тому же она совершенно не имела представления: где юг, а где север, поэтому, понадеявшись на удачу, она выбрала ближайший тоннель, как ей показалось ведущий в нужном направлении, и нырнула в него.
    Очень быстро Лана пришла к мнению, что тоннель не естественного природного происхождения и скорее всего к его прокладки приложили руку люди, так как на всем протяжении он имел практически совершенную форму круга, точно она попала в трубу. Пол под ногами был плотно утоптан и выложен гладкими черными голышами, какие можно встретить на море. К тому же очень скоро ей посчастливилось обнаружить на потолке круглый матовый плафон, конечно лампочка в нем давно уже не горела, и корни оплели его так плотно, что она бы наверняка не заметила, если бы не искала специально. Сунув руки под переплетение корней, ей удалось нащупать кабель, упрятанный в каучуковую оболочку. После этой находки она стала замечать подобный плафоны через каждый два метра, но, к сожалению, обнаружить выключатели или какие-либо таблички, указывающие где она и в каком направлении движется, ей не повезло. Примерно через пол часа хода она оказалась на развилке, проход раздваивался. Лана на всякий случай все же обследовала стены, но опять никаких указателей не нашла, поэтому, вспомнив правило лабиринта, пошла в левый тоннель и решила про себя, что будет сворачивать только на лево, чтобы не заблудиться, хотя нет никаких гарантий, что она уже не заблудилась и не идет в неверном направлении.
    В бесконечный подземных коридорах было тихо, не считая неясного шороха от сдвигающихся пластов земли и осыпающегося тонкими струйками песка. Корни плотно окутывали потолок и стены, не давая им осыпаться, но все же кое-где она попадала босыми ногами в лужицы песка. Отмечая время по своим ощущениям Лана вскоре заметила, что тоннели принялись разветвляться сначала каждые пятнадцать минут, а потом все чаще. Она уже попадала на площадки, от которых отходили и четыре и три новых прохода, но верная своему обещанию Тамерлана выбирала самый крайний тоннель.
    Где-то как ей показалось часа через два - два с половиной тоннель вывел ее в еще одну котловину. Она была меньше той, в которую в свое время свалилась Лана, и подземное дерево было покрыто странной светящейся пленкой, к тому же сверху раздавался шум воды. Подойдя к темному стволу Тамерлана заметила, что по нему ручейками действительно стекает вода, все корни под ногами оказались слизкими от сырости. «Видимо дом этого дерева стоит во внезапно образовавшемся водоеме, а может и полностью затоплен», - Лана передернула плечами, ощутив неприятный холодок между лопаток, а вдруг вода прорвется и понесется по туннелям, она еще не успеет выбраться. Не на шутку испугавшись Тамерлана попыталась осмотреть потолок, но не увидела ничего, ветви плотно оплетали сплошную подушку фундамента, чуть–чуть приподнимая ту, в эти образовавшиеся щели и проникала вода, но, нарушая все законы гравитации, вместо того что бы литься прямо по стенам котловины, почему-то устремлялась к центру потолка и струилась только по стволу подземного дерева.
    «Хорошо, что я не страдаю клаустрофобией», - не в тему подумала Лана поспешно пробираясь к противоположной стене и выбирая на ней тоннель. Удивительно, но тоннелей оказалось всего два. Пожав плечами она опять свернула в левый и продолжила свой путь, оказавшись в уже привычной атмосфере замкнутого пространства. Следующая развилка не попадалась на протяжении часа, Лана даже уже волноваться начала. Здесь проход расходился на два. При выходе на пространство перед новыми тоннелями ей показалось, что она расслышала странный звук, доносившийся из левого прохода, в который Тамерлана собиралась войти, поэтому, насторожившись, она замерла на месте, вслушиваясь. И действительно не прошло и нескольких секунд как раздалось шарканье, точно кто-то шел, не поднимая ног, а затем из туннеля осторожно выглянула большеротая лысая голова с горящими глазами-углями. Уродец вытащил в начало прохода все свое сизое сгорбленное тельце с длинными тощими ногами, почему-то передвигаясь чуть ли ни на корточках, и замер опираясь на руки с вывернутыми вперед плечами, так что казалось, что горб возвышающийся над всем телом стремиться поглотить его преобразовав в шар. Существо замерло, шумно втягивая широкими ноздрями воздух, и вдруг как-то все просело назад, переместив вес тела целиком на ноги. Вытянув жилистую руку с костлявым кривым пальцем, оно ткнуло в сторону Ланы, разразившись кудахтающим хохотом. Этот клокочущий звук вырывался из его глотки, точно существо пыталось остановить беспричинный смех и не могло, вновь заходясь приступом. Эхо в тоннелях подхватило и понесло этот мерзкий звук и на него от куда-то из глубины пришел отклик, такой же клокочущий заходящийся в истерии смех. Тамерлана отступила на шаг в глубь своего прохода, собираясь развернуться и бежать в обратном направлении, но позади еще довольно далеко увидела большую белую тушу, идущую на двух ногах, вытянув вперед огромную собачью голову. Голова беспрестанно поворачивалась и принюхивалась к воздуху, а затем вдруг монстр остановился и протяжно завыл, точно отвечая на хохот уродцев. Лана вжалась в стену коридора, она чувствовала, что постепенно сходит с ума от страха, мысли метались, как оголтелые, ситуация казалась ей без выходной. Запертая в туннеле между жуткими уродцами и монстром, толи оборотнем толи человеком-волком, она никак не могла подобрать к этому существу хоть какое-то из известных ей понятий, Тамерлана чувствовала ледяные кольца безнадежности, сковывающие ее по ногам и рукам, лишающие последних крупиц самообладания. Она попятилась обратно на площадку и в паники метущимся взглядом наткнулась на еще один проход, еще пока незагороженный уродцами, вылезающими из левого коридора. Лана кинулась в него, проскочив мимо прыгнувшего к ней уродца, его пальцы проскребли по ее джинсам, разорвав штанину от колена. Не помня себя от страха, Тамерлана бежала по тоннелю, пока впереди не забрезжил сумрачный свет. Она выскочила в котловину с еще одним подземным деревом и застыла от ужаса пронзившего ее. Здешнее дерево было невероятно раскидистым, его крона с огромными толстыми ветвями оплела весь потолок и уходила вверх в провал в полу. Его покрывала странная слизь, как и то дерево, по которому текла вода, верный признак болезни укоренившейся в этом месте. Но самое страшное было не в этом, на ветвях дерева сидели уродцы, их было, может, штук двадцать, а может и больше. Они располагались неподвижно, смотря на нее сверху своими красными немигающими глазками, а затем одно из них вытянуло в ее сторону руку и хохотнуло. Уродцы принялись хохотать, по очереди, как если бы невидимых кукловод дергал их рты за ниточки, освобождая дорогу этим ужасным клокочущим, захлебывающим звукам. Лана кинулась на другую сторону котловины в поисках выхода и, не добежав до стены, поняла, что попала в ловушку, потому что других выходов отсюда не было, только те два туннеля, по одному пришла она, а из другого уже вылезали еще твари. Все внутри у нее похолодела, остаться в живых при таком раскладе сил у нее не было ни одного шанса, но погибнуть в руках этих монстров, быть растерзанной на части – ей не вытерпеть этой боли, она сойдет с ума. Удар клинка – это шквал огня, заливающий сознание, но он приносит быструю смерть, эти же существа не дадут ей такой смерти. Приняв решение, Лана ощутила какое-то внезапное успокоение, теперь уже не было выбора. Она закрыла глаза, сосредотачиваясь на своих татуировках и покрывая тело тонким слоем гибкого металла. Рассчитывать на дроты в такой ситуации она не могла, но у нее в запасе был еще один фокус, которому она научилась на тренировках с Морелитом. Лана плотно сложила пальцы правой руки и принялась заполнять металлом все оставшиеся углубления, а так же сглаживая общую поверхность руки, превращая свою руку от кончиков пальцев и до локтя в подобие лезвия меча. «Мой меч – продолжение моей руки, а твой меч – это твоя рука», - вспомнила она слова главы клана Детей Земли. Для подобного трюка с телом ей нужно было хорошенько сосредоточиться и то у нее не всегда получилось сделать все идеально, но сегодня у нее вышло, гладкая поверхность вновь отлитого металла сверкнула в зеленовато-желтом свечении исходившим от слизи, покрывавшей ствол дерева и часть пространства под ним. Открыв глаза, Лана обнаружила, что твари уже спустились с дерева и теперь медленно окружали ее, никуда не торопясь, и действительно вот она добыча, куда торопиться. Они передвигали свои тела и все плотнее становились вокруг нее, последние ряды напирали на первые, подталкивая их к ней ближе. Уродцы продолжали похохатывать, мерзко квакая, переговаривались между собой, но пока не решались напасть, видимо нечасто к ним попадал человек, и они не знали чего ждать от нее. Лана закрыла глаза, полностью погружаясь в свой черно-красный мир, чтобы видеть, она уже понимала, что стоит напасть одной, и все остальные бросятся на нее. На какой-то миг восстановилась полная тишина, а затем одна из тварей все же решилась и кинулась вперед, замахиваясь двумя лапами одновременно, прыгнула, точно ее тело толкнуло из катапульты. Лана срубила ей руки и не дав ее телу коснуться земли с излета распорола живот. Уродец отлетел, разбрызгивая вокруг себя черную дурнопахнущую кровь. Его сородичи не мигая смотрели на бьющееся в предсмертных конвульсиях тело, а потом бросились на него и в считанные секунды разорвали на части, чавкая и давясь, отнимая друг у друга они поглощали куски кровоточащей сизой плоти. Смотря на все это, Тамерлана ощутила приступ дурноты, ее желудок выворачивало на изнанку, хорошо еще что ела она довольно давно, горечь с желчью наполнила рот противным вкусом. Она сплюнула и усилием воли заставила себя вернуться в прежнее холодное состояние, правда твари, окружившие ее, стали внушать ей еще большое отвращение и презрение.
    На этот раз нападавших стало сразу две, одна кинулась подпрыгнув высоко, другая же наоборот к ней под ноги. Лана ударила нижнею тварь клинком в шею, а верхнюю встретила ударом железного кулака. Больше уродцы ждать не стали, они напали всей толпой видимо желая задавить ее числом. Лана крутанулась по кругу рубанув тех кто попался на пути ее меча и вырастив на тыльной стороне ладони другой руки, что-то похожее на тонкий длинный штырь проткнула парочку нападавших сзади. Она крутилась юлой, отскакивая и переходя в глухую защиту, по ходу боя ей пришлось и вторую свою руку трансформировать в меч – это она сделала уже как-то машинально. Лана рубила и колола, делала веерные замахи и перемещалась, ни раз ее спасал метал, окутывавший ее тело, так как джинсы были разодраны в клочья и свисали лохмотьями, держась только за счет ремня, куртка с кофтой под ней пришли в негодность. Ее тело покрывала слизь и кровь, металл стал скользким, теперь когти тварей больше скользили по нему чем наносили царапины. В какой-то момент она оказалась по колено в телах и хотела перепрыгнуть через них или хотя бы встать на них, но оскользнулась и упала в это месиво, на нее тут же навалились живые твари, сковав ее руки и не давая ей пошевелиться. Они все наваливались и наваливались, пока она не ощутила, что уже задыхается в зловоние исходившем от их тел, под их тяжестью и невозможностью вздохнуть полной грудью. Лана понимала, что теперь ей точно пришел конец, они задавят ее насмерть, задушат в своих гнилых объятиях. Вдруг сверху что-то произошло, давление стало меньше. Твари принялись шипеть и визжать тонкими голосами. Ей показалось, что кто-то расшвыривает их сверху, а затем к ней протянулась белая лохматая руку и, схватив за остатки куртки, вытащила из смердящего месива, в котором она чуть не захлебнулась. Она замотала головой, стараясь прийти в себя и рассмотреть своего спасителя. Ее подняли вверх, так что Лана не касалась ногами земли, и притянули к чему-то теплому. Тамерлана открыла глаза и замерла в ужасе: ее держал одной рукой тот самый пес-монстр, что так напугал ее в самом начале в доме. Его слепые глаза смотрели на нее белыми бельмами, нежный розовый нос ткнулся в ее шею. Каким-то шестым чувством Лана поняла, что нужно дать ему ощутить ее запах, поэтому она освободила часть шеи и лицо от металла. Она боялась, что он прокусит ей шею и, в тоже время, понимала, что так ей легче будет его убить, подпустив его ближе. Тамерлана ощутила что-то горячее и влажное тронула ее шею и щеки, а затем коснулось носа. «Он облизывает меня, как собака», - удивилась Лана, придя в полное замешательство. Монстр взял ее на руки и, развернувшись, ринулся к стволу дерева. Уродцы дико заверещали и несколько штук бросились на пса, но тот раскидал их одной рукой, зарычав на тех, кто попытались повторить их «подвиг». Он ловко ухватился рукой за нижние ветви и за считанные секунды вскарабкался наверх, вылез через провал в подъезд дома. Здесь было очень темно, но пес безошибочно выбирал путь, поднявшись на второй этаж, он внес ее в помещение. Тут у одной из стен располагалось что-то вроде лежака, часть пола была устлана сухой травой и необыкновенными пушистыми белыми перьями, такими длинными и невероятно красивыми, даже в этой темноте, что Лана в изумлении попыталась отгадать, кому же могло принадлежать столь роскошное оперение? Но так и не смогла вспомнить ни одной из известных ей птиц, что своего, что этого мира. Оборотень положил ее на настил, и сам улегся рядом, свернувшись по-собачьи, и, расположив пушистый белый хвост между ног, уснул. Лана несколько минут вслушивалась в его ровное дыхание прежде, чем сама закрыла глаза и, привалившись к теплой мохнатой спине, задремала.

    Проснувшись Лана обнаружила, что ее новый друг уже не спит. Он сидел к ней спиной и тихонько, но грозно рычал. Она выглянула из-за него и увидела в дверном проеме несколько мерзких уродцев. Они передвигались в темноте на пороге комнаты и похохатывали. Тамерлана осторожно дотронулась до оборотня рукой. Тот повернул к ней свою голову и, наклонившись, лизнул в нос, затем сгреб в охапку и, поднявшись на сильные ноги, кинулся бегом на тварей в проходе. Те едва успели отхлынуть, чтобы пропустить его, но все равно на нескольких он наступил. Прыгая сразу через две ступени, оборотень несся наверх. Лана понятия не имела, что он делает, одно она знала, точно: он хочет унести ее подальше от этих мерзких тварей. Выглядывая из-за его плеча, она могла видеть, как уродцы потоком движутся за ними по лестнице, хватаясь длинными сизыми руками за перила и подтягивая свои скрюченные ноги на слишком высокие для них ступени. Пес донес ее до невидимой границы, на которой тьма превращалась в тень, и аккуратно опустил перед распахнутыми настежь створками окна. За окном виднелось закатное солнце и какие-то небольшие деревца, пахнуло свежим теплым воздухом. Оборотень подтолкнул ее к оконному проему и повернулся, чтобы встретить тварей идущих за ним. Лана подошла к подоконнику и оглянулась. Ее спаситель рычал на напирающих монстров, они отвечали ему шипением и истерическим хохотом, а затем вдруг как-то разом замолчали. Их противостояние длилось несколько секунд прежде, чем уродцы навалились все разом, осознав, что добыча от них уходит. Она видела, как оборотень рванулся им на встречу, круша передних мощными руками и впиваясь в их тела клыками, но вскоре его атака захлебнулась под их тушами, и его совсем не стало видно в шевелящейся сизой слизком месиве. Лане всего лишь оставалось вскочить на подоконник и сделать шаг с него, и она окажется в недосягаемости для подземных существ. «Один шаг и я на той стороне», - Тамерлана встряхнула руками, перевоплощая их в клинки, - «И как это у меня раньше на это столько времени уходило?» Она шагнула обратно во тьму и, разбежавшись, врубилась в тварей, раскидывая их в разные стороны и, кромсая все, что попадало под мечи. В считанные минуты она откапала оборотня, он вырвался наружу, разрывая уродцев на части. В какой-то момент темные ряды дрогнули и откатились вниз по лестнице под их совместным напором. Уродцы затаились внизу лестницы, шипя и плотоядно чмокая, некоторые противно постанывали, зализывая раны. «В течение ближайших минут они не рискнуть напасть. Мне надо уходить, что бы Пес мог от них сбежать, на него одного они нападать не будут».
    - Мне нужно уходить. И тебе нужно, - сказала Лана, повернувшемуся к ней оборотню, хотя не совсем была уверена, что тот ее поймет.
    Пес-монстр лизнул ее щеку и, развернувшись, кинулся по лестнице вниз, гоня перед собой замешкавшихся убраться с его дороге уродцев. Лана проводила его взглядом и, с разбегу заскочив на подоконник, выпрыгнула наружу.
    Оказавшись на улице, она обернулась на дом, из которого вышла, ушедший в землю пятью этажами, он кренился на один бок, пытаясь устоять на поверхности земли, но та безжалостно затягивала его в свою утробу, делая пристанищем невиданных подземных тварей. Это серого цвета здание с колоннадой на фасаде, что-то ей напоминало. Она повернулась к нему спиной и поняла, что находится на границы Красного квартала и территории Детей Неба. «Значит, я все-таки шла в правильном направлении! Теперь нужно найти Лешу и Корелью».
    Лана бросилась бегом через дворик, засаженный оливковыми деревьями и, пробежав под низким навесом, оказалась на одной из четырех улиц Красного квартала. Закатное солнце окрасило мраморные плиты домов в оранжевые и красные цвета, сделав тени от них сливово-синими. Три большие белые птицы, похожие на чаек, примостились на одном из навесов и грелись в лучах солнца, распахивая, то и дело, огромные крылья, точно красуясь. В теплом мареве не было и намека на ветер.
    После сырого холодного подземелья с его ужасами и бесконечным бегом во тьме спокойная картина мира поверхности оказала на нее воздействие подобное удару, Лана медленно села на ступени, спускающиеся от навеса с треугольным портиком к улице, и заплакала. Ее переполнило чувство счастья оттого, что она выжила и все-таки выбралась к солнцу и вот теперь сидит здесь. Так хорошо было просто сидеть и не двигаться, чувствуя солнечные лучи и слушая звуки безлюдного города, видеть небо, птиц, ощущать себя живой. Видимо сказалось нервное напряжение последних часов страха, так как она все сидела и сидела не в силах пошевелиться, прислонившись к одному из столбиков, держащих навес, смотря в закатное небо и следя за черными точками, парящими в его бездонной вышине. «Может это и не птицы, а скаельфы, летящие на патрулирование территории, но как же все-таки хорошо, что я могу видеть все это».

BansheeRe:Сферы. Гл2.(пр)чт 29 мар 2007 18:16:03
    скот"аяэли? ;)

    Че-то на форуме тишина. Никакого движения.
    Наверно, ежегодная трансформация - в мартовских котов и кошек :))))
SatoruRe:Сферы. Гл2.(пр)чт 29 мар 2007 20:58:44
    ММММ:)?

    ну, трансформация, не трансформация, а гармоны бушуют)
    К тому же весной все время что-то твориться, во всяком случаи я за эту неделю успела и в суд сходить и в универ преддипломку сдать, да еще шеф в Италию свалил, сам понимаешь вся ответственность на мою лохматую голову)
    Весна, что поделать))))))
    А ты как трансформировался?)
BansheeRe:Сферы. Гл2.(пр)чт 29 мар 2007 23:32:18
    Я полнолуния жду :)
SatoruRe:Сферы. Гл2.(пр)пт 30 мар 2007 00:18:34
    Тоже любишь полнолунее? Такое ощущение чистоты и грязи одновременно) столько энергии и черные крылья за спиной)
BansheeRe:Сферы. Гл2.(пр)пт 30 мар 2007 00:26:59
    Шорсть, клыки и жажда свежей плоти :)
ФомикRe:Сферы. Гл2.(пр)пт 30 мар 2007 07:25:32
    Я читала.
    Но пока не собралась с духом и силами указать на каждую ошибку в отдельности.

    Просите - и дано будет вам, ищите - и обрящете (с)
SatoruRe:Сферы. Гл2.(пр)пт 30 мар 2007 14:29:47
    Фомик) спасибо за героические усилия, но я, пожалуй, больше не буду этого выкладывать, так для себя допишу)

    Banshee, шорсть?:))) однако кровожаден)
BansheeRe:Сферы. Гл2.(пр)пт 30 мар 2007 17:57:46
    на том стоит земля Русская :)))
SatoruRe:Сферы. Гл2.(пр)пт 30 мар 2007 20:21:04
    Не знаю кто там на чем стоит и у кого от...ннннда глупости все это)))
    весна, господа, весна)
BrotherRe:Сферы. Гл2.(пр)вс 01 апр 2007 00:46:18
    долгострои придают силы и уверенности!
jr-jtRe:Сферы. Гл2.(пр)сб 28 апр 2007 15:55:23
    Гм... может быть скажу гадость, но наверно уже пора.

    Тори. Бросай это дело. Возьми придумай мир, придумай в нем историю и - выбрось оттуда главную героиню... Ну, во всяком случае - попробуй? :) У тебя, наверно, получится.

А вы что думаете?
Имя
Пароль Войти
E-mail
Код
Тема
Текст

(Выделите текст)
К списку

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru