@ist - Вальс на воде

К списку
СообщениеАвторДата/Время
Вальс на воде
@istчт 28 фев 2008 23:59:59

    - А вы вальсируете? – спросила Мифлуха, закутанная хуже всякой цыганки. Во время выходов из дворца в полной маскировке, ей никогда не удавалось найти нормальный повод для начала разговора.
    - А вам то какая разница… Вы то точно не вальсируете… - ответил ей мрачный работяга, с мотком провода. Разумеется, он узнал ее, разумеется, она этого не заметила. Президента Первого Измерения было сложно не узнать, в кого бы она не переодевалась. Кроме множества второстепенных признаков, у нее вечно из-под изящной шляпки, одетой набекрень, торчали уши, а в отдалении пары сотен метров за ней волочилась ее телохранитель – героиня первой Ирианской войны, Карин Пинк.
    - Просто хотела за вас порадоваться… - ответила смущенная Мифлуха в спину, отошедшего мужчины. Сограждане, видя на улице переодетого президента, пользовались ненаказуемой возможностью отыграться на все сто. Конечно, до физической расправы дело дойти не могло, никто в Измерении бить Мифлуху бы не стал, да и Карин была совсем не далеко. Но высказать оскорбления, даже она помешать не могла. Разумеется, Мифлуха и понятия не имела о мудром Соломоне… но все же регулярно выходила «в народ». Премьер министр узнав от Мифлухи об этой причуде, и неуважении сограждан, предложил подсылать ей нанятых актеров, но президент отказалась. «Нет, мой милый, - они меня полюбят рано или поздно! Вот увидишь!» За прошедшие двадцать три года ее прогноз так и не исполнился – единственными кто относился к ней по-человечески, оставались местные бомжи.
    В свое время, узнав, что в подчиненном ей Париже есть бомжи, Мария распорядилась выделить всем им жилплощадь, и материальную помощь. Ей было наплевать на этих людей, - просто их присутствие подрывало ее имидж милостивой и успешной правительницы. От этих мер число бродяг практически не изменилось - все кто желал работать и иметь крышу над головой, давно уже имели и то, и другое, а бродяги на Земле остались только глубоко идейные. Осознав свою ошибку, жестокая Мария обложила бродяг огромными налогами – это помогло, большинство бомжей перебрались в соседние области Измерения… Однако пара человек принципиально осталась в Париже, собирая милостыню на покрытие налогов с предельно честными плакатами: «Правительство хочет отобрать у меня последнее! Помогите именем Мышки и Кошки!». «Именем Кошки и Мышки», - откликались прохожие, и кидали мелочь. Дурацкую присказку Мифлуха придумала когда-то сама, и, пользуясь правами живого божества, внедрила в Церковь святых Млядовников. Эта не отягощающая ничем религиозная доктрина доминировала в Измерении, при полнейшем содействии властей.
    Вот и сейчас, устав от насмешек, президент двинулась известным маршрутом в сторону городской свалки. В столичных Афинах, в отличие от чистоплюйского Парижа, - остались и бомжи и свалки, чтобы Мифлухе было, где посидеть и с кем поговорить. Карин ненавидела свалки. Детства у нее не было: ее отцу не хотелось тратить время на обучение, лечение и воспитание дочери, и он предпочел развившиеся тогда технологии «ускоренного роста и обучения в питательной среде», в юности она была приличной девушкой из состоятельной семьи.… И поэтому мнение о свалках Карин сформировала уже в зрелом возрасте, когда впервые пришла туда, вслед за Мифлухой. Сперва Карин считала, что мусор следует сжигать на звездах, но со временем, когда увидала что мастерят из выброшенных вещей бомжи, сошлась на том, что свалки и бродяг стоит подчинить министерству науки, и объявить лабораториями-заповедниками широкого профиля.
    Карин, как обычно, кивком поздоровалась со сторожем свалки, и присела у его вагончика на пластиковое кресло. Мифлуха прошла дальше, смачно хлюпая на каблуках, по каким-то помоям. Карин, как и местный сторож, выполняла в жизни весьма бесполезную функцию: он охранял никому ненужную последнюю в развитой части Измерения мусорку, а она охраняла президента этого Измерения, на которую, никто особенно и не покушался…
    Бомжи встретили Мифлуху приветственными жестами, она уселась на перевернутое ведро, около небольшого костерка, в окружении троих бродяг.
    - Что привело сюда Королеву?! – наигранно удивился старик, с большой седой бородой. По его бодрым движениям было видно, что он недавно прошел оживление ВотВамом – такую процедуру себе мог позволить далеко не каждый добропорядочный гражданин.
    - Королева ищет совета, Анатоль - ответила Мифлуха, - Во всем королевстве у нее ничего своего нет. Она носит маменькино платье, папенькину корону и живет на государственной даче. Даже смеется вежливо и учтиво, только когда это нужно…
    - Брось, Королева! У нас всех ничего нет! Чего же об этом плакать? Вот, держи… - Анатоль, как фокусник, достал из пустоты петушка на деревянной палочке, и протянул Мифлухе. Мифлуха вязала подарок, и с жадностью принялась за конфету.
    Карин мрачно подумала о том, что петушок не мог отвечать требованиям санитарной безопасности, потому что она видела, как бородач выудил его из грязного рукава старого пальто. Но она уже давно махнула рукой на это дурачество. Раньше она увещевала президента, проходила и сидела рядом с ней там – за воротами свалки. Но потом Карин поняла, что она там чужая. Там сидели бездомные, у Королевы помойки и, правда, не было собственного жилья – дворец формально принадлежал государству. А у Карин был свой дом. Окруженный зеленым газоном, с аккуратно подстриженной травкой… С цветочными клумбами, с каменистой дорожкой и фонтанчиком, он был сложен из белого камня, и украсил бы любой каталог недвижимости. Дом Карин стоял в престижном пригороде Вашингтона, до которого из Афин можно было добраться по мифлушачьим железным дорогам за десять минут, но бывать ей там доводилось редко… Но, все же, она не была бездомной – у нее было место о котором можно было спокойно поскучать. Меж тем Мифлуха расправилась с петушком, и бомжи начали оживленную беседу:
    - Какие теперь новости в Измерении? – с почтением спросил одноглазый, одетый в белую рубашку с парой грязных отметен на груди.
    - Ах, милый человек, все как всегда… вот только… - начала Мифлуха, и все бомжи внимательно уставились на нее. Из сторожки свалки вышел сторож, и, усевшись рядом с Карин, закурил вонючую трубку, - Хотят переселить всех сосестр в одно место…
    Карин сдержала свое удивление, а вот сторож на секунду потерял контроль над своим лицом. До костерка было около трехсот метров, и услышать слова Мифлухи Карин могла только благодаря спецтехнике, которую она всегда с удовольствием применяла. А вот у сторожа свалки такой техники быть не могло, а вернее не должно. Сосестры были больной темой, для всего Измерения – эти мутировавшие Мифлухи оказались настоящим ночным кошмаром для всех сил безопасности. Даже не применяя вооружений, нападя стаями, они были беспощадны и к врагам, и к себе, доказывая, что вооруженная зубами мифлуха – это страшный противник. После своего появления они успели распространиться по значительной части Земли, приводя в ужас местное население. Сосестры были лояльны к властям Первого Измерения, а точнее лично к Мифландии Второй, но крайне агрессивны к армейским подразделениям, госбезопасности и боевикам Марии. Однако за последнее время их действия неоднократно шли в разрез с решениями правительства, а влияние усиливалось – это должно было бы беспокоить Мифлуху, хотя Карин никогда не замечала за ней особых волнений о положении в Измерении. И вот теперь о важнейшей новости Карин узнала, подслушивая разговор бомжей. Пьяные песнопения Мифлухи на свалке, в которых проходили ее прошлые визиты к бомжам, расслабили Карин, но не хитрую Марию. Сторож, конечно, кинется докладывать именно ей, как только разберется в ситуации. Карин достала оружие, по лицу сторожа запрыгал лазерный «зайчик».
    - Да и куда же? – Анатоль не выглядел удивленным. Ответа на его вопрос сторож свалки, сотрудник службы безопасности компании ВотВам, человек без имени, услышать не успел. Карин обшарила труп, отключая системы контроля. Очевидно, что кадровый сотрудник ВотВама имел права на воскрешение. А значит уже скоро свалкой заинтересуется куда большее число боевиков, самой могущественной корпорации Измерения.
    - В Кронштадт… Жители теперь конечно кинутся продавать там жилье за бесценок… То-то будет шутка, если кто-то выкупит его там, оденется в черную форму и станет держать сосестр на острове так, чтобы они не могли отлучиться из своего нового родового гнезда!
    Карин только подходя к костру поняла, что Мифлуха Вторая приказывает бродягам. Конечно и без того было понятно, что люди собравшиеся здесь были не из робкого десятка. Но чтобы выйти, пусть и с вооружениями предоставляемыми правительством, против мифлух-мутантов!
    - Мы будем звать тех авантюристов Людьми с Кронштадта… И ради шутки поможем им оружием и средствами. А главное – они будут свободны, им будет наплевать на армию, бюрократов и госбезопасность! – Мифлуха встала и обвела хитрым взглядом подтягивающихся к костру людей.
    - Но как отнесутся к этому сосестры? – не возражая, просто уточняя условия, спросил Анатоль.
    - Можешь мне поверить, они не обрадуются – улыбнулась Мифлуха, - Но у нас на Земле еще остались люди. Так пусть они наденут черную форму и возьмут Кронштадт. А я, старая карга, подумаю чем им помочь.
    В небе со стороны города послышался гул, и бродяги начали спешно расходиться по разным направлениям, тихо о чем-то перешептываясь. Мифлуха посмотрела на Карин и часто закивала:
    - Пойдем, пойдем… я знаю, что тебе тут скучно… Играла бы в свой тетрис, нет на ноги вскочила…
    - Скоро тут будет весело, - сказала Карин, деловито оглядывая приземляющийся вертолет ВотВама. Из машины выбежал десяток человек, несколько сразу направились к трупу сторожа, а остальные пошли прямо к Мифлухе.
    - Вы убили человека, - обратился подбежавший лейтенант службы безопасности ВотВама к Карин. Героиня Первой иррианской войны нахмурила лобик, растерянно посмотрела на лейтенанта, глаза которого в страхе шарились по ней, щелкнула предохранителем Аргумента-М, оружия доступного только спецназу госбезопасности, и робко спросила:
    - Когда?..
    - Сегодня… - дрожа всем телом ответил лейтенант.
    - Сегодня я убила уже троих, и планирую убить еще пятерых… - застенчиво ответила Карин и двинулась в сторону выхода, рванув за собой Мифлуху, спокойно повернувшись спиной к боевикам Марии. У ворот свалки их дожидалась сама Мария, владелица жизни и смерти, глава всесильной корпорации ВотВам, государственная преступница, собутыльница Мифлухи, лидер террористических группировок, контролирующих значительную часть Пятого, да и первого Измерений, бывшая французская шлюха…
    - Ходили подышать свежим воздухом? – ехидно поинтересовалась она.
    - А хоть бы и так… - пожала плечами Мифлуха, - Заходи сегодня выпить…
    - А может, замутим шашлычки на свежем морском воздухе Балтики? – спокойно спросила Мария и посмотрела в глаза Карин, - Или жареного мяса там будет достаточно и без нас?
    Карин молча пожала плечами. Не стоило убивать сторожа, - очевидно Мифлуха и так планировала утечку информации, да и провести незаметно для агентурной сети такую масштабную операцию было бы просто невозможно. А Мария очень болезненно относилась к убийству ее людей, даже после того, как смогла обеспечить их практическим бессмертием. Каждый сотрудник Марии знал, что своих она не бросает, но и предателей не щадит, и поэтому каждый работал на нее в полную силу. При этом даже Карин зависела от бессмертия ВотВама – это делало ссоры с Марией опасными. Но в случае нападения на Карин армия бы раздавила офисы корпорации в течение нескольких дней – это не давало разгореться настоящей ссоре двух закадычных подруг.
    - Кстати, о Балтийском море, слышала – сосестры перебираются жить в Кронштадт! – весело сообщила Мифлуха, - Я слышала тебе нравится этот городок… Думала тебе будет интересно.
    - Зачем ты хочешь разрушить этот город?! – Мария потеряла свое показное спокойствие, или просто решила, что больше нет смысла вести себя в рамках приличий, - Ты думаешь, я не знаю, что ты хочешь стравить свое вонючее воинство и сосестр?! Почему там?! Они разнесут там все!!!
    Мария схватила Мифлуху за ее роскошное платье, и потянула на себя, вытаскивая из туфель. Рука Карин, мягко легла на плечо террористки, по каким-то тайным причинам обожающей балтийский остров, заставляя отпустить Мифлуху.
    - Я думала ты их остановишь… - растерянно сообщила президент, - Кстати, у тебя на все про все сутки…
    Мария отшатнулась и побледнела. Карин с удовольствием отметила, что выяснить точное время начала операции не смогли даже хваленые агенты ВотВама, проникнувшие практически во все сферы жизни Измерения.
    - И не советую брать с собой оружие… Ты понимаешь, - там живут серьезные люди, они ультиматумы не любят.
    Мария развернулась, и, не тратя лишних секунд на ругань, направилась к вертолету. Ее люди тоже ретировались, захватив с собой труп сторожа и какое-то оборудование из сторожки. Карин мысленно обругала себя за то, что не заглянула туда раньше них – технологии ВотВама не были до конца изучены госбезопасностью.
    - Что у нее в Кронштадте? – поинтересовалась Карин.
    - Ах, милочка – тебе б мои проблемы!.. - улыбнулась президент, - Я б к тебе по вечерам поржать приходила…
    Затащить на маленький остров две полностью подконтрольные и ненавидящие друг друга группировки, значило просто их взаимно уничтожить, вместе со всем местным населением. Но Мифлухе явно не нужен был такой исход сегодняшнего вечера, поэтому свидание было назначено с прицелом на приход третьего лишнего. Мария, для защиты важного для нее города, будет вынуждена притащить туда службу безопасности ВотВама, которую в равной степени ненавидят и Люди с Кронштадта, и тем более, сосестры. Из этого боя всех против всех, победителями выйдут только не участвующие в нем стороны – армия и госбезопасность, наиболее контролируемые и предсказуемые силы. Карин с удивлением и уважением посмотрела на идущую рядом Мифлуху.
    По ИнТВ в это время уже выходил выпуск свежих «Слухов», программы сразу предупреждавшей, что все имена и события в ней затрагиваемые – вымышленные, а совпадение с реальностью – чистая случайность. Случайности на ИнТВ происходили очень часто, и поэтому, население с большим интересом узнало из свежего выпуска, что некие сосестры собираются поселиться в маленьком городке Кронштадте, а Люди с Кронштадта, хотят их остановить. «По слухам», - продолжила ведущая, - «Только что началась мобилизация службы безопасности ВотВама, а мэрия города Ленинград начала спешно разворачивать защитные силовые колпаки над городом».

    ***

    НеоПариж был вторым по счету и первым по величине городом Измерения, не контролируемым армией. Давным-давно подземелья Парижа служили источниками камня для растущего города, а потом уже они стали кладбищами, тюрьмами, коммуникационными тоннелями и убежищами для тех, кто попасть в тюрьму не хотел. Именно подземелья старого города и его окрестностей образовали новую сферу жизни для Марии и ее сторонников. Париж стал подарком ей, за лояльность проявленную во время Первой Иррианской войны. Ведь когда-то именно на самом грязном «дне» Парижа у местной проститутки родилась дочь, которую Республика признала очень поздно под вымышленным именем Марии Стюарт. Министр внутренних дел питал слабость к детям, а маленькая Мария ни в чем не отказывала, бесконечно властному и грустному извращенцу. Он оказался по своему галантен, и не отказал юной любовнице в легализации в двенадцать лет под королевским именем. Впрочем, прощения он этим не заслужил. Всего через пять лет полиция собирала по кусочкам его тело и его машину, в то время, как в небольшом курортном государстве Андорра, небольшая группа подпольщиков, готовилась к новой мести. Тогда еще Мифлуха Вторая не стала президентом, а промышляла крупными аферами, на которых никогда не попадалась, и мелким жульничеством в карты, за что была регулярно бита – это была совсем другая Земля, чем теперь.
    Но после того, как плохо обжитое и еще слабое Пятое Измерение, в котором пришлось обосноваться Марии после неудачной борьбы с Мифлухой и спешного бегства с Земли, сыграло ключевую роль в борьбе с иррианцами, беглой бунтарке было позволено вернуться в Париж. Изобретение ВотВама – технологии практического бессмертия, еще сильнее укрепило позиции бывшей беглянки. Не окрепшая еще после войны центральная власть, не могла ничего противопоставить набирающей силы корпорации. Все люди жили памятью о прошедшей войне, и боялись смерти. В таких условиях дешевое (пусть и не для всех слоев населения) бессмертие стало козырем Марии Стюарт, в борьбе за собственное жизненное пространство на Земле. Она купила или переманила на свою сторону практически всех сотрудников госбезопасности Парижа («Мифлуха должна быть благодарна мне – я за свои деньги скупаю ее предателей!»), добилась вывода из его предместий армейских подразделений, перетащила в город своих сторонников и занялась грандиозным строительством подземного города науки и технологии – НеоПарижа. Уже через пару лет Мифлуха Вторая крепко пожалела, о своем решении вернуть Марию на Землю, а через десять лет корпорация ВотВам обладала почти такими же силами и влиянием, как армия и госбезопасность вместе. И вот теперь Мариино детище против ее воли кидали в бой с группой опасных голодранцев, которым конечно будут помогать и армия и госбезопасность, и с мрачными мутантами сосестрами – продуктом недосмотра в том числе и самой Марии. Ярая шовинистка Мария не могла спокойно переносить даже Мифландию Вторую на посту президента, не говоря уже о нарастающей опасности от военизированных мифлух-мутантов.
    - Ахмед, я не хочу вступать в эту войну, - обратилась Мария к своему главному другу, еще по Андорре, - Надо придумать иной выход.
    - Придумывай… - Ахмед откинулся на спинку кресла, и отхлебнул из бокала. Он был из той редкой породы людей, для которых природная лень становится положительной чертой характера. Ахмед не вмешивался в дела Марии и не учил ее жить, хотя был старше настолько, что рисковал в свое время не дожить до ВотВама. При этом он всегда с выдающейся точностью выполнял все поручения в его адрес, которыми Мария старалась не злоупотреблять. Решать политические вопросы не входило в компетенцию Ахмеда, поэтому он предпочел не ломать голову понапрасну, - Но как сотрудник службы безопасности, я тебе прямо скажу – момент упущен.
    - Это, между прочим, и ваша вина, - Мария сосредоточенно смотрела в глаза голографическому пингвину, служащему заставкой самой популярной в Измерении операционной системы.
    - Не отрицаю. Виновных обматерим и лишим сладкого. Я включу телевизор, глянем, что вещают наши правдоподобные? – не дождавшись ответа, Ахмед поймал световой луч и несколько раз моргнул, выбирая канал.
    - У вас диабет! – с экрана с тревогой и сочувствием в глаза зрителю смотрел мужчина в белом халате, - Астма, колики, артрит и невроз. Вы страдаете диареей и галлюцинациями, плохо спите и мало едите… До сих пор тоскуете об ампутированной руке?! Обращайтесь в нашу больницу – мы вам поможем!
    На экране появились адреса телефоны единственной оставшейся на Земле после появления ВотВама крупной клиники, перепрофилировавшейся, но сохранившей старый «брэнд» психбольницы номер тринадцать. Ахмед стер пот со лба, и невинно посмотрел на Марию.
    - Они меня с ума сведут своей рекламой! Нет, ну реально – чего творят!
    Мария пропустила возмущения мимо ушей. На экране появилась заставка «Слухов» и предупреждение о вымышленном характере ее материалов. И жизнерадостная ведущая начала передачу:
    - Здравствуйте, по слухам в настоящий момент в Кронштадте оказалось до пяти тысяч людей в черной форме, по сведениям наших корреспондентов они имеют среднее и тяжелое образование… Ой, простите за оговорку, конечно же - вооружение, среди которого новейшие образцы используемые в армии Первого Измерения! Люди неспешно оборудуют укрепленные позиции в расположениях фортов и домов, большая их часть, однако сконцентрирована в южной части острова – они проникали на остров по недостроенной дамбе... С другой стороны, с севера, на остров проникло уже не менее двух с половиной тысяч сосестр – это практически две трети, от их общего числа. Как считают наши корреспонденты на месте событий, сосестры не будут сковывать себя оборонительными действиями, а наоборот готовы к широкому наступлению. Местные жители, конечно уже покинули остров. Сейчас вы видите панораму, снятую с купола Морского Собора Церкви святых Млядовников. Так и хочется обратиться к враждующим сторонам именем Кошки и Мышки, чтобы они пожалели наше оборудование установленное на Соборе! А на горизонте виден защитный купол Ленинграда… Мы постараемся сделать все, чтобы картинка не пропала, дорогие телезрители.
    - Выключи. Все что могли они уже сказали, - Мария говорила спокойно, как обычно, но ее взгляду не хватало уверенности, - Как считаешь, может стоит шантажировать Мифлуху в ответ на ее шантаж?..
    - А это спасет Кронштадт? По-моему отозвать сосестр и головорезов оттуда Мифлуху заставит только вторжение иррианцев, - Мария нахмурилась, оценивая предложение Ахмеда, - Да и подчинятся ли они ей эти люди с тяжелый образованием?
    - Нет, это не годится, - сказала она наконец, - На самом деле нам было бы удобней прописать там сосестр и голодранцев на вечную прописку, только так, чтобы они не воевали в открытую. Более надежной защиты для Кронштадта просто не придумать – туда при таком раскладе больше бы никто не сунулся.
    Мария налила себе вина, и, закрыв глаза, начала сосредоточенно оценивать все возможные расклады.
    - Знаешь, Машка… - Марию передернуло от славянского произношения ее имени, - Задача о двух телах банальна, задача о четырех телах неразрешима. Так что если мы хотим зацементировать ситуацию, то наш случай – это пример простейшей табуретки на трех ножках. И чего ты тут лобик морщишь, мне совершенно не понятно.
    Ахмед потянулся в кресле.
    - Ну так что, мне слетать туда? Разобраться?
    - Не надо… у меня там скоро пикник, с шашлыками, - улыбнулась Мария, - Я по дороге заскочу.
    - Позерка!.. – Ахмед схватил ее за руку и завалил на кресло, - «Меня должны уважать и бояться, уважать и бояться…» Когда же ты прекратишь эти глупости и мы уже куда-нибудь поедем отдохнуть?
    - Тебе не хватает тех эшелонов девиц, с которыми ты повсеместно ездишь? – Мария отбилась от ненастойчивых объятий, - На черта тебе сдалась еще и я?
    - А мне у тебя цвет глаз нравится, - ответил Ахмед очень серьезно, - И еще перед смертью, ты всегда очень веселая…

    ***

    - Шашлык - это Карин, Карин – это шашлык, - представила собравшихся Мифлуха.
    - Это не шашлык, а мясо для шашлыка… - ответила Карин и посмотрела в сторону Кронштадта. Сквозь разбитые стекла бывшего здания касс паромной переправы прорывался влажный холодный ветер.
    - Так вы уже знакомы?.. – Мифлуха тоже напряженно вглядывалась в пелену дождя, - Это ты дождь заказала?
    - Не я. И не ты. И не ИнТВ для эффектной картинки… Уж точно не люди из Кронштадта, и не сосетры… Что ж выходит? Сам он что ли пошел?! – Карин плюнула на пол, - Как думаешь, Мария приедет?..
    - Ты паром водить умеешь?..
    - Паром?!
    - Да. Кажется, она приедет прямо в Кронштадт… - ответила Мифлуха, - Кстати, дождь скоро кончится.
    - Дождь, дождь… паром.. Мария. Кронштадт. Какого черта, Мифлуха?! Что за жизнь с тобой такая, - каждый раз босиком по стеклу?.. Ты просто любишь, когда тебя не понимают, а на самом деле ты нормальней всех людей вместе взятых. Меня тошнит.
    - Бери мясо. Поехали смотреть историю страны своими глазами, а не на экране ИнТВ.
    Управлять паромом было достаточно просто, пока дело не дошло до причаливания. По крайней мере причальная стенка оказалась сильно помята маневрами Карин. Не смотря на это Мифлуха была исключительно жизнерадостна, раздобыв где-то на пассажирской палубе розовый воздушный шарик, она маячила перед глазами Карин, сбивая ее с мысли. На острове с началом эвакуации населения изменилось не так уж и много – чисто, как и обычно, не многолюдно, как и обычно… Но тишина, повисшая над городом, давила на уши. В очистившемся от туч небе в направлении площади проплыл флаер ВотВама.
    - Мария? – удивилась Карин.
    Мифлуха задумчиво проводила взглядом корабль.
    - Мария. Значит наша паучиха все таки придумала, как выпутаться, - президент не была слишком уж разочарована, скорее рада, как можно радоваться успехам непутевой ученицы.
    - Сосестры… - голос Марии разнесся по острову массой громкоговорителей, размазывая слова металлическим свистом - Люди из Кронштадта… Вы можете начать войну… Но знайте. Не смотря ни на что. Без всяких условий. Я подержу того, кто будет проигрывать. Просто знайте.
    Звук в динамиках сбился на свист. Ветер играл знаменами Первого измерения, ярко выделяющимися оранжевым окрасом на фоне голубого неба.
    - Мифлуха, паскуда… Где твои шашлыки?!
    - Один-один, - сказала Мифлуха, - Карин, попомни мои слова – расправиться с Марией сможет только ее дочь. И я думаю, что отправить ее в декретный отпуск, - это теперь наша общенациональная задача.
    - Тогда может Корбен?
    - Ахмед?
    - Васек?
    - Ты шутишь?! Тогда уж Джек…
    - Иди ты… Может Стулчак?
    - Ха… скорее уж твой отец!..
    - Я тебя убью… Только попробуй!.. Сволочь, ты серьезно?!

БаневRe:Вальс на водепт 29 фев 2008 22:35:57
    Смешно)
BromenRe:Вальс на водевт 04 мар 2008 15:01:03
    мне нравится. особенно "во имя Кошки и Мышки" - это замечательно.

А вы что думаете?
Имя
Пароль Войти
E-mail
Код
Тема
Текст

(Выделите текст)
К списку

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru